Предыдущий пост Поделиться Следующий пост
Перечитывая классику
sumka_mumi_mamy
В странах с богатой литературной традицией принято включать в школьную программу классические романы, явно рассчитанные на взрослого читателя. Предполагается, что подобное чтение «на вырост» способствует формированию литературного вкуса и высоких эстетических стандартов. С другой стороны, читая серьезную психологическую прозу, школьник, еще не накопивший собственных наблюдений над людьми, не обладающий соответственным житейским, любовным и сексуальным опытом, зачастую не улавливает подтекста, не угадывает реальных мотивов, стоящих за поступками героев, и тонких намеков, которые не укроются от искушенного читателя. Хорошо, если подросток вернется к роману, будучи взрослым. А если нет?

При первом прочтении «Анны Карениной» я не поняла, что Левин, на самом деле любит Долли, которую он в молодости упустил, будучи слишком застенчивым. Кити для него – повторение старшей сестры. Именно Долли – левинский идеал жены и матери. Семейную жизнь с Кити он строит так, как построил бы ее с Долли, которая, кстати, тоже до сих пор не равнодушна к Левину: опытный читатель без труда разглядит эту линию в тексте, но в пятнадцать лет мне даже в голову это не пришло.

Кроме того, мне тогда казалось, что Вронский до встречи с Анной действительно был увлечен несчастной Кити. Меня не насторожило, что до этого он ухаживал за Жюли Карагиной и Марьей Болконской. Я не понимала, что он просто ищет богатую невесту. Удивительно, что княгиня Щербацкая, зная о его репутации, принимала его в своем доме.

Тот факт, что первый муж Анны, нелепый молодой чиновник, подчиненный Каренина, умер в служебной командировке при непонятных обстоятельствах, в романе упоминается мимоходом, поэтому школьники не обращают на него никакого внимания. Между тем этот незначительный эпизод раскрывает характер Каренина, позволяет предсказать его поведение.

А второй том, которого нет в обязательной школьной программе, я уже и вовсе читала через строчку и практически не помню. Кажется, в первой главе приезжает повзрослевшая Аня и говорит: «Моя комната, мои занавески, как будто я никуда не уезжала. Я у себя дома! Завтра поднимусь на рассвете, побегу в сад...» Кто из вас помнит, что там дальше?
Метки:

Мне стыдно признаться, но у меня школа навсегда отбила желание читать Толстого и я так и не знаю не только что там дальше, но и то что там до этого.

Мы с Вербилкой тебе его начитаем в лицах. Ты увлечешься, и тут-то мы и провернем свой трюк с носками!

я так никогда к Толстому и не вернулась. Вернулась к Достоевскому, но не к Преступлению и Наказанию. Школа здорово отбивает охоту) Хотя у меня была хорошая школа, и учителя литературы, и читаю я запойно. И вот сейчас, делая уроки со взрослым не самостоятельным ребенком, ищу ответы на вопросы, читаю статьи в учебнике! и мне так интересно!))) а раньше была такая скукота.

У нас есть семейная традиция: перед каждым родами перечитывать "Анну Каренину". Я ее почти наизусть помню :)

Какая прелестная игра в последнем абзаце!

А вообще мне всегда казалось, конечно, что Долли и Левин не до конца равнодушны друг к другу, но любит, прямолюбит? Э, нет!

Вронский так коварен, что планы его простираются и на все другие толстовские романы. Обожаю твои розыгрыши.

Причем и на чужие тоже! Он этого Вронского как вирус потом запускал, то к Тургеневу, то к Достоевскому, царство ему небесное.

Ты-то меня насквозь видишь, с первого абзаца :)

А дальше Анна с криком: "Так не доставайся же ты никому!", - стреляет во Вронского и бросается под поезд, на котором вместе с графиней Лидией Ивановной едет Каренин.

И попутчик про них потом написал:
Очень странные люди эти двое: он и она. Они сидят по разным сторонам вагона, у противоположных окон, и явно незнакомы друг с другом. Но при всем том - до странности похожи: он в жакетке, и она - в жакетке; он в коричневом берете и при усах, и она - при усах и в коричневом берете...

И если серьезно, мне всегда казалось, что такие произведения лучше в школе не изучать, именно по этой причине.
А Левин, и Толстой об этом пишет, был влюблен в семью Щербацких, в женскую её часть, начал он со старшей, Натали.

Натали, вроде, средняя?
В известные часы все три барышни с m-lle Linon подъезжали в коляске к Тверскому бульвару в своих атласных шубках — Долли в длинной, Натали в полудлинной, а Кити совершенно в короткой.
Поэтому я решила, что она была посередине. А может, у нее были самые стройные ножки: она там была самая эффектная, насколько мне запомнилось.

Ловко! Однако ж, уличу - "Анну" не читают в школе. Дай Бог времени на "Войну и мир". А теперь и вовсе часы обкарнали, все обзором, се в кратком изложении.

Вот, я думала, кто с какого абзаца меня раскусит :) Вам удалось с нулевого!

У вас в школьной программе была "Анна Каренина"? У нас только "Война и мир". Я ее уже потом по собственному почину читала.

К счастью, не было. И "В и М" я, к счастью, успела прочесть до того, как ее стали разбирать в школе. В первой школе учительница литературы была кошмарная тетка, сталинистка. Во второй такого драматизма не было, но литература была для меня самым тяжелым предметом.

Маленькое уточнение: там - повзрослевшая Аня, чуть примятая паровозом.

Вот, кстати, мне школа отбила охоту к Толстому напрочь! Более того, из-за своего юношеского нигилизма я сочла его графоманом (ужас!). "Анну Каренину", первый том осилила, подумала, что события там напоминают дешевый домохозяйский роман и больше к нему не возвращалась. А после вашего поста захотелось перечитать и вникнуть.
Зато, в зрелом возрасте заново открыла для себя "Преступление и наказание"! Я помню, как было скучно читать все эти мыслеописания в школе, а сейчас перечитывала - психологический триллер чистой воды!

Вот Достоевский как раз единственный, кого я со школьных времен не перечитывала: не выношу его стиля. Все остальные во взрослом прочтении только выиграли. "Отцов и детей" совсем недавно перечитала, с удовольствием.

" Более того, из-за своего юношеского нигилизма я сочла его графоманом (ужас!)."
Толстой тоже себя признал графоманом в конце жизни.

И Ахматова, Ахматова его считала "великим мусорным стариком"

"в пятнадцать лет мне даже в голову это не пришло"
Маша, я читала твой пост и понимала, что я ничегошеньки не помню из романа. Кроме пресловутых "уши Каренина", кроме вечных разговоров о беременности и трагического исхода. И абсолютно не помню остальных действующих лиц! А считается, что я читала Толстого. Стыдуха.

Я тоже поначалу повёлся: абзац про Долли скушал, не поморщившись.
На следующем - про Жюли Карагину и Марью Болконскую - ещё подумал, что я, наверное, не выспался.
И только прочитав про первого мужа Карениной, понял, что дело не во мне.)

"Моя комната, мои занавески, как будто я никуда не уезжала. Я у себя дома!" - э, а это не из "Вишневого сада", а?
"Детская, милая моя, прекрасная комната. Я тут спала, когда была маленькой. И теперь я как маленькая..." (смотрела неоднократно постановки, запомнила интонацию и текст))

Вот, ты действительно ее помнила. Я специально старалась, чтобы гугл не брал :)

Ааа, какой чудесный бред:))

А он всё кричит: Ещё! ещё! Я не буду, я не могу спать, что ж мне делать! Ну, последний раз…

"Анны Карениной" у нас в программе не было, но я честно прочитала и "Анну", и "Воскресение"; да и вообще - очень читающей девочкой была. Толстого терпеть не могу (простите!), даже не представляю, что меня может заставить вернуться к его книгам. Достоевского, Куприна и Чехова перечитывала, будучи взрослой, к поэзии русской с удовольствием возвращаюсь, а вот Толстой - как отрезало. Учитывая, сколько в мире хороших непрочитанных книг, едва ли у меня дойдут руки до нелюбимых.

Очень часто это слышу от читающих взослых людей, но сама его читаю с удовольствием. А вот Достоевского не могу. А самый жуткий из них Гоголь. У нас на упаковках с печеньем пишут: "Произведено на фабрике, где не бывает орехов" (чтобы люди с аллергией на орехи не боялись покупать). А мне нужно, чтобы на книжке был штампик: "Не стояла на одной полке с Гоголем"

Чудесно!
Но: Анну Каренину в школе вообще не проходят.
Перечитывала я ее тоже почему-то, аккуратненько в период планирования первого младенца. И нашла много нового по сравнению с первым прочтением: что Анна в конце - просто наркоманка, что Вронского Толстой прямо практически не осуждает. Там тоненько-тоненько так, в сцене с лошадью, а больше нигде. Но никакой линии про Долли и Левина не заметила. Наверное, в силу общей близорукости.
А вообще мне очень нравится, что у мальчиков в школе они проходят адекватные возрасту и устремлениям произведения: Айвенго, Всадник без головы, и все такое прочее. Еще бы Му-му убрать!

Действительно, замечательно. У Вадима в школьной программе сплошь слезливые романы и замечательно реалистичные произведения о выживание детей в условиях дикой природы: то девочка потерпит кораблекрушение, то мальчик спустится с парашютом прямо в суровую канадской степь, и потом они месяцами там живут, весь учебный год.

?

Log in

No account? Create an account