Краткое содержание

Я не умею не разбрасываться. Чтобы сэкономить время читателю и создать иллюзию тематического блога, содержимое сумки Муми-мамы растасовано по карманам.

Переводные картинки – это разные мои переводы, взрослые и детские, с французского и английского.

Фикции – все, что я придумала сама: рассказы из разных циклов, фрагменты будущих книг и тому подобное.

Академический отпуск – околонаучные измышления и упражнения на тему математического моделирования текстов.

ФИльмыкниГИ – размышления на тему увиденного, прочитанного и пересечений между ними.

На стыке культур, Мумизматика, Надуманнее жизни и В мире Маш – наблюдения над культурами, детьми, жизнью и Машами.

Будни переводчика и Близко к тексту – истории из моей жизни, профессиональной и личной.
Проклятая нерешительность и Отпуск на луне – интерактивные истории, в создании которых участвовали читатели, голосуя за финальную реплику каждого эпизода.

Френдополитика

Динкина тропинка – мой первый перевод с иврита.

Те, кому никто не верил – мой первый сборник рассказов, ОГИ, 2020. Заказать книгу в Северной Америке можно здесь.

Спорим, вы меня совсем не знаете-2?

В субботу 7-го ноября, в 12 часов я вновь предстану в неожиданном амплуа, на этот раз в Торнхилле: почитаю старые и новые фикции и поделюсь воспоминаниями своей легкомысленной литературной молодости с видом на этот пруд:

122601060_2413922358903334_7047717664625518205_o

Редкое везение

– Не имеет значения, у кого в третьем классе были подруги, а у кого не было, – успокаивает мама плачущую девчонку. – Все закончат школу, разъедутся, потеряют связь.
– Не важно, кто в школе нравился мальчикам, а кто нет, – утешает мама рыдающую старшеклассницу. – Все ваши красавицы со временем подурнеют и состарятся.
– Какая разница, кто вышел замуж, а кто не вышел, – убеждает мама тридцатилетнюю дочь. – Все равно все потом разведутся.
– Подумаешь, завела ты детей или не завела, – твердит она сорокалетней. – Дети вырастут, уйдут и звонить будут только по праздникам.
– Мама, – отвечает, наконец, дочь (ей – 64, маме – 88), – но ведь у тебя всегда были подруги, ты нравилась мужчинам, вышла замуж, завела меня… И я же никуда не ушла.
– Так это мне просто повезло, – парирует мама.

Истории наших детей

В современной истории не было еще периода, когда интересы детей учитывались бы так мало, как сегодня. Забота о детях – один из основополагающих принципов гуманного общества, цивилизованного порядка вещей. В последний год дети в провинции Онтарио (как и во многих других уголках земного шара) лишены элементарных вещей, без которых детство до недавнего времени казалось немыслимым: возможности полноценно учиться, общаться с ровесниками, заниматься спортом, познавать реальный мир. Общество, еще недавно глумившееся над пристрастием детей и подростков к гаджетам, сегодня предлагает им полностью завиртуализироваться, отказаться от мира за окном в пользу гаджетов. Мы наносим целому поколению непоправимую психологическую травму, лишаем их того жизненного опыта, который необходим для формирования личности. Я предлагаю всем желающим рассказать о том, что сейчас происходит в жизни их детей. О чем ваши дети мечтают? Чего им всего больше не хватает? Давайте зафиксируем историю современного детства в лицах.

Collapse )

Коммуналка на Манхэттене

А вы замечали, что «Покровские ворота» и «Everyone says I love you» – один и тот же фильм? Огромная многолюдная квартира, бывший муж, так и не вылетевший из под крыла старой жены, и даже поют о том же самом, в тех же самых костюмах.



Уже в Торонто!

Между тем моя книжка «Те, кому никто не верил» добралась до магазина «Матвейка» (1480 Major MacKenzie Dr W E4, Maple). Магазин сейчас работает в режиме delivery & pick-up, так что купить ее можно уже сегодня. Первая ударная партия. Стоит она 20 канадских долларов. Подарите меня друзьям!

Нырнуть и вынырнуть (рассказ, написанный при вашем участии)

Жена оказалась на удивление милая для такого хмыря. Пока хозяин дома пытался развлекать гостей, имитируя тон привычного к большим компаниям человека, она разносила закуски, и муж отдавал ей распоряжения. Родители из хоккейного клуба, приглашенные вместе с детьми на день рождения старшего сына хозяев, с удивлением наблюдали за этой парой. Очевидно было, что живут эти двое в разных мирах, и ее образ жизни с его образом жизни имеет мало общего. В огромном доме, который он купил рядом с самой престижной в городе школой, она была и за повара, и за уборщицу, и за садовника, поэтому тусоваться с привилегированными школьными мамами не успевала, да ей и не в чем было: деньги он ей оставлял только на хозяйство, и красивую одежду для редких совместных выходов покупал дозировано. В отличие от мужа, она прилично говорила по-английски – успела до эмиграции окончить в родном городе иняз. У него же акцент был даже не русский, а какой-то советский, да и строение фраз немыслимое для человека, столько лет живущего в среде. Шальные деньги, нехитрый, быстро растущий бизнес подняли его и без того завышенную самооценку до небывалых высот. Когда они шли куда-то семьей, он подчеркнуто учтиво, до заискивания, разговаривал с продавцами, консультантами и другими служащими и при них же приказных тоном с женой, будто надеясь тем самым заслужить их расположение: мол, мы – люди просветленные, местные, а она – всего лишь домохозяйка из понаехавших.

Дети были добрые, воспитанные, похожие на маму. Поведение отца было им неприятно, вызывало отторжение. Детей отец не унижал, считал своими наследниками, хотя и требовал безусловного подчинения. Они пока еще открыто не бунтовали, следовали отцовским правилам, но за маму переживали. Им было 12 и 14 лет. Оба прекрасно учились, считались среди ровесников умными и продвинутыми. Отец каждодневного участия в их воспитании не принимал, а мама каким-то образом умудрялась растить людей будущего, сама живя в прошлом. Знала ли она за кого выходит замуж? Догадывалась. В их городе подходящих женихов не было, а этот отучился в Москве, приехал к родителям на каникулы и отхватил себе самую красивую, самую длинноногую. Она думала, что в Москве они и поселятся, что там она будет растить детей и работать учительницей: ей нравилось преподавать. Однако для него столица была лишь промежуточной остановкой. Беременной прилетела она в новую страну и так осталась в четырех стенах. Муж был против того, чтобы она «бросила детей на нянек», он хотел полезных домашних завтраков и ужинов. Домой он возвращался в произвольное время, но горячий ужин должен был ждать его всегда.

*Collapse )

Завязка

Жена оказалась на удивление милая для такого хмыря. Пока хозяин дома пытался развлекать гостей, имитируя тон привычного к большим компаниям человека, она разносила закуски, и муж отдавал ей распоряжения. Родители из хоккейного клуба, приглашенные вместе с детьми на день рождения старшего сына хозяев, с удивлением наблюдали за этой парой. Очевидно было, что живут эти двое в разных мирах, и ее образ жизни с его образом жизни имеет мало общего. В огромном доме, который он купил рядом с самой престижной в городе школой, она была и за повара, и за уборщицу, и за садовника, поэтому тусоваться с привилегированными школьными мамами не успевала, да ей и не в чем было: деньги он ей оставлял только на хозяйство, и красивую одежду для редких совместных выходов покупал дозировано. В отличие от мужа, она прилично говорила по-английски – успела до эмиграции окончить в родном городе иняз. У него же акцент был даже не русский, а какой-то советский, да и строение фраз немыслимое для человека, столько лет живущего в среде. Шальные деньги, нехитрый, быстро растущий бизнес подняли его и без того завышенную самооценку до небывалых высот. Когда они шли куда-то семьей, он подчеркнуто учтиво, до заискивания, разговаривал с продавцами, консультантами и другими служащими и при них же приказных тоном с женой, будто надеясь тем самым заслужить их расположение: мол, мы – люди просветленные, местные, а она – всего лишь домохозяйка из понаехавших.

Дети были добрые, воспитанные, похожие на маму. Поведение отца было им неприятно, вызывало отторжение. Детей отец не унижал, считал своими наследниками, хотя и требовал безусловного подчинения. Они пока еще открыто не бунтовали, следовали отцовским правилам, но за маму переживали. Им было 12 и 14 лет. Оба прекрасно учились, считались среди ровесников умными и продвинутыми. Отец каждодневного участия в их воспитании не принимал, а мама каким-то образом умудрялась растить людей будущего, сама живя в прошлом. Знала ли она за кого выходит замуж? Догадывалась. В их городе подходящих женихов не было, а этот отучился в Москве, приехал к родителям на каникулы и отхватил себе самую красивую, самую длинноногую. Она думала, что в Москве они и поселятся, что там она будет растить детей и работать учительницей: ей нравилось преподавать. Однако для него столица была лишь промежуточной остановкой. Беременной прилетела она в новую страну и так осталась в четырех стенах. Муж был против того, чтобы она «бросила детей на нянек», он хотел полезных домашних завтраков и ужинов. Домой он возвращался в произвольное время, но горячий ужин должен был ждать его всегда.

Что будет с этой героиней дальше?

Она найдет в себе силы проснуться
14(18.7%)
Она проснется в силу внешних обстоятельств
33(44.0%)
Кто-то вмешается и поможет ей проснуться
14(18.7%)
Она так и не проснется
14(18.7%)