Краткое содержание

Я не умею не разбрасываться. Чтобы сэкономить время читателю и создать иллюзию тематического блога, содержимое сумки Муми-мамы растасовано по карманам.

Переводные картинки – это разные мои переводы, взрослые и детские, с французского и английского.

Фикции – все, что я придумала сама: рассказы из разных циклов, фрагменты будущих книг и тому подобное.

Академический отпуск – околонаучные измышления и упражнения на тему математического моделирования текстов.

ФИльмыкниГИ – размышления на тему увиденного, прочитанного и пересечений между ними.

На стыке культур, Мумизматика, Надуманнее жизни и В мире Маш – наблюдения над культурами, детьми, жизнью и Машами.

Будни переводчика и Близко к тексту – истории из моей жизни, профессиональной и личной.
Проклятая нерешительность и Отпуск на луне – интерактивные истории, в создании которых участвовали читатели, голосуя за финальную реплику каждого эпизода.

Френдополитика

Динкина тропинка – мой первый перевод с иврита.

Те, кому никто не верил – мой первый сборник рассказов, ОГИ, 2020. Заказать книгу в Северной Америке можно здесь.

Временный дом

Детям в голову не приходило, что дом им не принадлежит. Они были совсем маленькими, когда их родители решили «поснимать, а потом уже искать что-то постоянное», и вскоре после этого Макс в первый раз ушел, со своей фирменной формулировкой: он был не уверен, что ему «это» (то ли Настя с детьми, то ли семейная жизнь вообще) подходит. Тогда Настя его ждала, с утра до ночи, каждый день. Она едва выживала, совмещая работу с заботой о двух крохотных дошкольниках: страх не успеть в детский сад до закрытия преследовал ее постоянно. Помогали родители и подруги. «Надо было тебе выйти замуж за канадца, не связываться с русским, да еще таким бабахнутым», – говорили подруги, хотя у самих у многих мужья были русские. Настя уехала подростком, школу закончила уже здесь, но у нее была лингвистическая ностальгия, хотелось дома говорить по-русски, ей просто не повезло с этим конкретным мужем, тут не угадаешь. Макс был старше Насти на 10 лет. Он не скрывал, что разведен и не общается с первой семьей. Сразу сказал, что это был «студенческий» брак, и дочь уже «взрослая». Настя впервые увидела его дочку, Варю, когда они уже поженились. Варе тогда было восемь лет, как теперь ее Ане. Варину мать Макс бросил еще беременной, был не уверен, что ему это нужно.

Через несколько месяцев после первого ухода Макс вернулся домой, и покупать, конечно, ничего уже не стали, появилось ощущение временности, хотя именно на ту пору пришелся самый спокойный и радостный период их совместной жизни. Они будто заново обрели друг друга. Макс был заботлив и предупредителен. Он никогда не извинялся, не имел такой привычки, но все делал для того, чтобы домашние забыли о его бегстве. Дети и не помнили, по причине малолетства, а Настя действительно забыла, и когда, пять лет спустя, он это повторил, его новый уход вновь поверг ее в состояние шока. Дети были уже школьниками, в организационном плане пережить одиночество было проще, но ощущение предательства жгло острее. Тогда он пожил отдельно от них недолго, буквально месяц, и примирением было бурным, чувственным, они вышли на новый уровень отношений. Пару лет тянулся их второй медовый месяц, и вот он опять вернулся к своим родителям, отдыхать от незадавшейся семейной жизни, как в предыдущие разы.

Collapse )

Два фильма об авторстве



Два фильма 2017 года с одинаково высоким рейтингом на imdb, американский The Wife («Жена», реж. Бьёрн Рунге) и французский Monsieur & Madame Adelman («Он и Она», реж. Николя Бедос), трактуют проблему авторства и соавторства в паре. Герой Рунге приезжает на вручение Нобелевской премии со своей верной женой, которая все эти годы любит, терпит и поддерживает. Он путается в собственных персонажах и сюжетах, и быстро становится понятно, что в этой паре что-то не так. Герой Бедоса, писатель еврейского происхождения (во всяком случае, так думают читатели), лауреат Гонкура, проживает непростую жизнь с красавицей-женой, по совместительству верным редактором. Героиня Дории Телье не такая покладистая, и на пару с Бедосом они (в то время действительно пара) играют все грани любви и ненависти, но с авторством у них тоже не гладко.



Два фильма о любви, предательстве и самой женской на свете профессии – литературный редактор. Если вы их смотрели, какой вам нравится больше?

Чужие дети

После работы Эдик помчался забирать детей из летнего лагеря. Ксюше было 8, Леве – 5. Жена Ирка работала допоздна, у нее был очередной релиз, за детьми она не успевала. В то лето у них гостила мать Эдика, но она сюда «не нянчиться приехала», да и дети к ней не привыкли. Она за все это время навестила их впервые, раньше Эдик сам летал к матери. Их отъезда мать не одобряла. Они уехали с годовалой Ксюшей, Эдик долго не мог найти работу из-за трудностей с английским, Ирка устроилась на «джуниорскую» позицию. Эдик сидел с дочкой, учил язык. Денег не хватало. И тут еще оказалось, что Ирка беременна. «Пусть твоя Ирина делает аборт: нашла время рожать!» – сказала его мать, а Иркина мама вышла на пенсию и приехала к ним: взяла на себя и малыша, и старшую внучку, и хозяйство. И сразу все устроилось: Эдик нашел приличную работу, Ирку повысили, дом удалось купить. Теща прожила у них два года и вернулась домой. Все теперь было в порядке, только Ирка работала слишком много.

Collapse )

Две цитаты о соавторстве

Написано неплохо, но без царя в голове. Если только перелопатить солидно, перештыковать, тогда, может, дело и будет. Но вдвоем подписывать резона нет. Со Смоляновым, конечно, любой в соавторство пойдет, а Ребров — кто такой?
Юрий Трифонов «Долгое прощание»

Я действительно использовала ее историю, рассказанную за столом. Но застольные разговоры не включены в авторское право. Вначале мы пытались работать вместе, но меня она не устроила как соавтор.
Людмила Улицкая о Наталье Рапопорт https://echo.msk.ru/blog/spektr_press/2806496-echo/

Перевод: «Для соавтора вы недостаточно круты, видеть вас не желаю, а вот текст и замысел свой оставьте». Полвека тому назад читатели Трифонова симпатизировали Реброву. Сегодняшние читатели голосуют за Смолянова? I beg to differ.

Другая жизнь

Когда вы в последний раз перечитывали Трифонова? Любовью к этому писателю я заразилась от родителей, но раньше воспринимала его как мастера психологической прозы из прошлого. Однако теперь у нас совсем «Другая жизнь», в «Обмен» на безопасность мы получили новую действительность и подводим «Предварительные итоги». В этом контексте произведения Трифонова воспринимаются как актуальные: замкнутое пространство, невозможность вырваться, вынужденная самоцензура, кухонные разговоры… Его герои пытаются сохранить человеческий облик в эпоху несвободы, и где бы вы ни жили, у Трифонова вы найдете нечто созвучное нынешней реальности. В «Долгом прощании», например, герой пишет сценарий с именитым соавтором…

Возвращение Кристиана

Полгода назад я писала о мальчике, которого не отпустили в школу ради бабушки. Целый год – с марта по март – он провел в своей квартире с мамой, папой и бабушкой. Сегодня он возвращается в школу. Одноклассники встречают его плакатами и открытками: дети ждали друга, сопереживали. Кристиан провел эти месяцы в одиночном заточении, а его одноклассники – в школе, больше напоминающей военный лагерь. Они многому научились: каждый день бороться за право быть детьми, стоять друг за друга горой, не выдавать друзей. Сегодня всем детям непросто. Большинство остались без спорта, кружков, полноценных праздников и каникул, а многие еще и без возможности нормально ходить в школу.

Изменились ли ваши дети за этот год? Про своих могу сказать, что они стали взрослее, ироничнее, стараются не унывать и использовать все возможности для нормальной жизни. Тем не менее, мой младший сын (15 лет) констатировал: «У меня забрали самые веселые годы».

Города и лица

Соскучилась по открытым городам и открытым лицам. Покажите свое лицо в своем городе, или просто свое лицо, или просто свой город, по настроению.
Collapse )

Тест на приоткрытие

Сможете ли вы доехать до места работы, когда оно откроется?
1) Да, по GPS
2) Если не перепутаю газ с тормозом
3) Я не помню, где я работал

Сможете ли забрать ребенка из школы?
1) Да, только я не помню, в каком он классе
2) Да, только я не помню, в какой он школе
3) Я не помню, ходил ли он раньше в школу или был на домашнем обучении

Допустим, вас пригласили в гости. Помните ли вы, как ведут беседу за столом?
1) Все говорят по очереди, предварительно подняв руку
2) Все говорят одновременно
3) Передают записочки

Collapse )

Такое ощущение, что я не все ситуации учла. Дополняйте, пожалуйста.

10 ремесел у Бродского

Спасибо всем, кто участвовал в «городской» игре. Хочу вам теперь предложить отгадать по рифмам 10 ремесел. Мне кажется, это даже интереснее: в этих рифмах отчетливо проявляется характерные для поэта способы рифмовки. Смолоду перепробовав разные ремесла, Бродский с особым уважением относился к людям трудам. В его пейзажах, перечислениях, на заднем плане все заняты делом. Предлагаю вам по рифмам угадать десять конкретных профессий. Абстрактные, вроде певца и тирана, я не включила, но в одном случае профессия употребляется в переносном смысле – не хотелось упускать такую точную, веселую рифму. В двух очень похожих по звучанию профессия ударение поставлено по-разному (ради сохранения ритма).

1) финикам
2) тащиться
3) треножник
4) щелочей
5) ничей
6) воронам
7) обоих
8) Одинбург
9) окном
10) вторник

Collapse )