MarBLe_MELon: Близко к тексту (sumka_mumi_mamy) wrote,
MarBLe_MELon: Близко к тексту
sumka_mumi_mamy

Categories:

Отпуск на луне, эпизод 1 (окончание)

Начало первого эпизода здесь

Два утра
Юра носится между кухней, где завтракают дети, и спальнями. Наташа, которая обычно встает уже после того, как «дурдом закончился», неожиданно приподнимается на локте – хорошенькая, заспанная – и спрашивает: «Можешь сегодня вечером встретить Люсю? У меня важный митинг. Не знаю пока, во сколько освобожусь». «Как ты себе это представляешь? – взрывается Юра. – Я твою Люсю ни разу в жизни не видел! Ты придумала поселить ее у нас, придумала зачем-то знакомить ее с Олегом. Ты уверена, что он хочет с ней знакомиться?» «Уверена. Он так возбудился, когда я...» «Я не заметил, чтобы он возбудился. Человек собрался гостить у друзей. Ты ее перехватила, безо всякого плана. У них наверняка были какие-то задумки...» «Эти кикиморы тоже собирались ее с кем-то знакомить». При слове «кикиморы» Юру явно передергивает. Наташа подразумевает Иру и Таню, Люсиных университетских подруг, с которыми она почти не знакома, и которых, будучи «крутым предпринимателем», заочно презирает.

Юра задерживается на пороге, напоминает, что у маленькой Светки (которую Наташа упорно называет Клэр) вечером гимнастика, что ей утомительно будет ехать в аэропорт после тренировки. «Это митинг с инвесторами, – говорит Наташа. – Неужели ты не понимаешь, что это наш шанс?» С инвесторами! Как же Юра устал за эти семь лет от ее нелепых авантюр, как обманулся. После развода с первой женой, ленивой и скучающей, Наташка, обладавшая удивительной способностью загораться, казалось ему бесконечно пленительной: она жила, бурлила, стремилась. Он перевез их с восьмилетним Женькой в Торонто. Мальчик, сменивший к тому времени две страны и двух отцов, расцвел на новом месте, с новым заботливым отчимом. В тот год Наташа вдруг решила, что школы зло. Она забрала Женьку, который уже успел обзавестись друзьями, на домашнее обучение. Сын грустно слонялся по дому, мечтая вернуться в школу. Мама, не отрываясь от компьютера, обсуждала с соратницами преимущества анскулинга. Впрочем, Наташе это быстро наскучило. Довольный Женька вернулся в лоно школы, а Юрина мама была срочно выписана нянчить крохотную Светку. Наташа, еще недавно сидевшая дома с девятилетним сыном, рвалась прочь от новорожденной дочери: в ней проснулась бизнес-леди.

Два года она училась на специалиста по интернет-технологиям, потом почти год искала работу и, в конце концов, нашла, но несколько месяцев спустя бросила, потому что это оказалось «совсем не то», и с тех пор пыталась раскручивать собственные проекты, один немыслимее другого, призванные «вырвать их из этой рутины». Юра, работающий отец 15-летнего мальчика и 5-летней девочки, своей рутиной был вполне доволен. Он был загружен по горло, у него все было рассчитано по минутам, но он до сих пор справлялся. И зачем-то вдруг еще эта Люся на его голову! Юра старался избегать конфликтов с женой, заминал, уходил в себя, но тут не выдержал, вскипел: «Отменяй встречу! Я не потащу ребенка в аэропорт» Наташа между тем уже кричала старшему по-английски: «Eugene, would you babysit your sister tonight?» «Мам, ты не предполагаешь, что у меня могут быть другие планы?» – не отрываясь от телефона, пробормотал Женька. В эту минуту Наташа уже провалилась обратно в сон.

***
Таня сделала карьеру от отчаяния. Поднялась выше других по воле обстоятельств, не подлизываясь к начальству, не собирая суетливо один сертификат за другим. Живой ум, надежность, дружелюбие – этот нехитрый арсенал вознес ее на относительно высокую ступень корпоративной лестницы. Таню легко можно было бы представить женой статусного профессора или преуспевающего бизнесмена, матерью на полную ставку, чья единственная работа – растить и развивать детей. Именно таким видела она свое будущее 20 лет тому назад. Она хотела быть не каменной стеной, а той кто за ней. Люся, милая подруга юности, пришелец из того времени, когда не были еще совершены непоправимые поступки, должна была сегодня прилететь к ним, а будет жить в другом доме, как будто и без того недостаточно с этим другим домом причудливых пересечений.

Таня просыпается, желая, чтобы день, не успев начаться, в ту же секунду завершился. Накануне был очередной конфликт с Арсением, который собрался за свой – то есть, по сути, за ее – счет на вторую в этом году далекую конференцию, на этот раз – в Веллингтон. Это означало, что дети остаются без летнего отдыха. Жить так дальше было невозможно, это Таня понимала. Развестись – тоже: Арсений потребовал бы алиментов и опеки над детьми. Видеть каждый день своих детей для Тани главный стимул в жизни. Выходило, что проще содержать Арсения в браке.

Таня привыкла все себе объяснять. Она понимала, что когда-то любила Арсения, а теперь он вызывает у нее лишь жалость и раздражение, но когда именно случился этот переход, она теперь уже не могла сказать точно. Первые несколько лет они были веселой парой единомышленников. Когда родился Славик, оба (да, тогда еще оба) учились в аспирантуре в Англии. С маленькой Машей она уже сидела дома – Арсений получил постдок в Йеле, а ей не удалось ничего найти по соседству. Была возможность обоим устроиться в университеты попроще в другом городе, но Арсений на такую жертву готов не был, и Тане в то время это казалось правильным. Андрюшка родился уже в смутную торонтскую эпоху, но тогда все еще не было так запущено. Совсем плохо стало четыре года тому назад, когда они переехали в собственный дом и Арсений потребовал поселить мальчиков (десятилетку, допоздна сидевшего за уроками, и трехлетку, который только что отказался от дневного сна и ложился в половине восьмого) в одну спальню, чтобы он мог устроить себе кабинет. Таня, бывшая тогда уже главным кормильцем семьи, впервые проявила твердость. Именно этот эпизод кажется теперь ей началом конца, но, возможно, до того момента она просто не помнила или не замечала подобных эпизодов. В итоге кабинет Арсения располагался в подвале, взаимных претензий становилось все больше, а для Тани то, что некогда было семьей, постепенно распалось на две части – мы и он.

После вчерашней сцены Арсений полночи нервно курил трубку в своем кабинете, визгливо хлопал дверьми и уснул лишь под утро, демонстративно отказавшись от единственной своей обязанности – доставки младших детей в школу. Опаздывать Тане было нельзя: она докладывала сегодня ровно в девять. У старшего сына занятия начинались раньше. Таня вышла во внутренний дворик, лихорадочно соображая, что делать. Добрая соседка Джеки, занимавшая левую половинку дома, веселая старушка, давным-давно бросившая грубияна-мужа и в одиночку поднявшая детей, углядев ее из окна, пришла на выручку сама: Таня уже стеснялась ее о чем-то просить. Полчаса спустя, выбегая из дома в строгом офисном костюме, Таня на миг оглянулась, чтобы помахать младшим. Они уже завтракали на Джекиной половинке сада. Таня невольно замерла, умиляясь. Судьба подкинула ей вечно недовольную мать и неприветливую свекровь, а ушлый риэлтор, подсунувший по явно завышенной цене это старое жилище, невольно свел с единственным старшим, на которого она могла рассчитывать. А еще ведь дети, а теперь еще – трудно даже поверить, что это происходит с ней... Жить этой весной определенно стоило!

Продолжение полета
Проснулась Люся как от толчка и не сразу сообразила, где находится. Мерно гудели двигатели. В салоне было темно, лампочки горели только над двумя-тремя креслами и в самом конце прохода. Она была укрыта тоненьким одеялом.
- Доброе утро, - шепотом сказал Илья.
- Утро ли? – усомнилась Люся. – А почему мы шепчем?
- Ваше персональное утро. А шепчем, потому что все спят.
- О-ой, - Люся подавила зевок, - сколько же я спала?
- Да почти четыре часа, - Илья поднес циферблат к глазам. – Завидую. Я совсем не умею спать в самолетах.
- Выпустите меня, пожалуйста, - Люся привстала, захватив сумочку, - я, наверное, на черта похожа.
- Разве что, на чертенка. Вполне, впрочем, привлекательного...

Люся вернулась свежая и подкрашенная чуть больше, чем была при посадке в самолет.
- А вы так и не спали совсем, Илья?
- Полчаса подремал... Ходил тут, гулял туда-сюда по салону. Дома высплюсь.
- Скажите, Люся, - продолжил он, - мы с вами могли бы встретиться в Торонто? По крайней мере, мне бы этого очень хотелось.
- Я пока ничего не знаю, Илья. Там не все от меня будет зависеть...
- Знаете, вы мне напомнили рассказик какого-то из советских юмористов, кажется, это был Смолин. Там у него был такой кусочек: «Каждое утро водитель троллейбуса видел эту женщину, бегущую к остановке. И каждое утро думал: «Успеет или не успеет?»
- То есть, я – водитель троллейбуса? – рассмеялась Люся.
- Ну, не кондуктор же...

- Сейчас я вам все объясню. У меня в Торонто три подруги – две с филфака и одна школьная. Они давно меня хотели вытащить к себе, но у меня все как-то не складывалось. Мы не виделись много лет. Я лечу как на Луну, с той только разницей, что знаю – там, видимо, есть воздух и вода...
- Есть, не сомневайтесь. И если получится, я покажу вам свой Торонто.
- Ну, конечно! Мы с вами обменяемся мэйлами и телефонами и договоримся. Я пробуду там две недели. А как вам живется в Канаде?
- Ну, как... Хорошо, в общем, живется... Спокойно... комфортно...
- Чего-то вам все-таки не хватает?
- Нет-нет, все в порядке. Просто ощущение теплого дома осталось в другом месте... В Канаде я живу 15 лет... А до этого восемь лет прожил в Израиле...

- Почему же вы оттуда уехали?
- Коротко об этом не расскажешь... Мне было хорошо там. Но иногда охватывало ощущение бессильной ярости, какой-то беспомощности..., зависимости от враждебного окружения, от мнения остального мира, разных международных организаций... Это нужно почувствовать... Хотя, чувства обреченности у израильтян нет абсолютно, жизнь кипит и клубится... Но у меня родился сын... И когда ему исполнилось три года, мы решили уехать. Смешно... Уехали ради сына, а несколько месяцев назад он отправился служить в израильской армии... И я не посмел его отговаривать.
- А как себя чувствует в Канаде ваша жена? – осторожно спросила Люся.
- Мы разошлись пару лет назад. Ну, то есть, официально все еще женаты, но я снял квартиру и съехал...
- Не буду ничего спрашивать. Захотите, сами расскажете.
- Конечно. Я надеюсь, у нас еще будет много времени... А в Израиль я мотаюсь при первой же возможности, у меня там осталось много друзей. А кроме Израиля и Москвы есть еще только одно место, куда я готов ездить бесконечно – это Италия.
- Вот это да! – воскликнула Люся. Италия – моя любовь на все времена, я объездила ее вдоль и поперек. Специально итальянский выучила и довольно сносно изъясняюсь...
- О, еще одна неисчерпаемая тема!
- Вы знаете, Илья, - рассмеялась Люся, - у меня нет ощущения, что мы с вами испытываем дефицит в темах...

***
Действительно, весь остальной полет прошел в Люсиных рассказах об Италии, многочисленных байках Ильи об Израиле и просто в веселом трепе.
В аэропорту Илья быстро прошел паспортный контроль и подождал Люсю на выходе. Они нашли свои чемоданы на ленте и вышли к толпе встречающих.
- А где же Наташка? – Люся растерянно озиралась и выглядела совершенно обескураженной.
- Опаздывает, наверное. Давайте еще подождем.
- Она же обещала меня встретить! И чуть не разругалась из-за этого с двумя другими подругами... Сейчас... я позвоню ей...
Люся нажала несколько кнопок и приложила телефон к уху. Через несколько секунд на лице ее появилось выражение отчаяния.
- Ничего не понимаю... Автоответчик...
- Знаете, Люся, - заговорил Илья, - у меня тут машина на стоянке. – Хотите, я отвезу вас к себе? У меня есть для вас отдельная спальня, и я торжественно обещаю не посягать на вашу честь.

(Bнимание, развязка! Проголосуйте, пожалуйста, за один из трех ответов)

(A)       - Зачем же я тогда к вам поеду? – засмеялась Люся. – Это шутка такая. Спасибо, Илья, это как-то не совсем удобно – они же все меня ждут... Вы не представляете себе, какие они все обидчивые. И давайте... давайте не будем торопить события. Я все-таки останусь ждать Наташу.

(B)       - Зачем же я тогда к вам поеду? – засмеялась Люся. – Это шутка такая. Спасибо, Илья, это как-то не совсем удобно – они же все меня ждут... Я как чувствовала, что Наташа не приедет. Откровенно говоря, мне с самого начала больше хотелось жить у Тани. Я ей сейчас позвоню. Подбросите меня к ней?

(C)       - Зачем же я тогда к вам поеду? – засмеялась Люся. – Это шутка такая. Спасибо, Илья, это как-то не совсем удобно – они же все меня ждут... А знаете что... поехали... До города, по крайней мере, а я по дороге буду всем звонить и скандалить.

Poll #1967051 Что ответила Люся

Илья: Хотите я отвезу вас в себе?

Люся: Я все-таки останусь ждать Наташу.
9(15.5%)
Люся: Подбросите меня к Тане?
18(31.0%)
Люся: А знаете что... поехали...
31(53.4%)

© Mумин-Железняк, 2014
Продолжение (эпизод 2)

Tags: Отпуск на луне, Фикции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 144 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →