May 26th, 2011

Клянусь на сгущенке

Я люблю бывать на родительских собраниях.

 

Первый раз я попала туда в 17 лет. В Москве был голод, и родители уехали в Пярну за сыром и тапочками, а в школе у младшей сестры вдруг объявили внеочередное родительское собрание. Тремя годами ранее меня из этой школы выгнали. Тем приятнее было явиться туда в почетном статусе родителя. Собрание оказалось фиктивным: родителей созвали, чтобы раздать гуманитарную помощь – огромную банку сгущенного молока. После сладкого посвящения в родители, темным ноябрьским вечером я возвращалась с этой банкой домой. Мой путь лежал через Шпанский переулок, где орудовала девичья банда, нападавшая на одиночных припозднившихся девочек. Пупарники (про них я потом расскажу особо) называли его «Переулок Шпанский, переулок тихий». На подступах к Шпанскому переулку я начала дрожать: дралась я неплохо, по крайней мере, для девочки, но их ведь много, сейчас налетят и отнимут мою статусную добычу. А потом сообразила, что такой увесистой банкой сгущенки запросто можно всю эту банду обезвредить, и зашагала вперед, внутренне торжествуя, но, к сожалению, никакой шпаны в одноименном переулке в тот вечер не оказалось.

 

 

Collapse )