January 7th, 2013

Разница в возрасте

Она интересовала меня с раннего детства, прямо-таки завораживала. Когда мне было пять лет, я заставляла соседского мальчика играть, будто он – папа, я – мама, и у нас тысяча детей (так назывался фрагмент китайской вазы на иллюстрации в мамином блокноте). Всех этих детей мы рисовали на заборе, и были они погодками, для простоты. Мне нравилось читать про Людвига Четырнадцатого, про восемь детей и грузовик. Про всех, с кем росла, я точно помню, какая у них была разница с братьями и сестрами. Этот интерес к семейным конфигурациям с годами только усиливался: как положено нумерофилу, я высчитывала разницу среднюю в возрасте между сиблингами в семьях разного национального происхождения по школьным yearbook’ам.

В этой разнице мне неизменно видится что-то магическое. Почему в некоторых семьях она воспроизводится с точностью до месяца из поколения в поколение? Каким образом склонность заводить детей в определенной конфигурации может наследоваться? Почему так много сиблингов с разницей N лет и 9 месяцев? Не потому ли, что родители восклицают: «Нашему первенцу уже N лет! Если срочно не завестись вторым, у них будет колоссальная разница в возрасте!» Согласны ли вы, что эмигрантские семьи чаще заводят детей с той разницей, которая была принята в стране, где они родились, а не в той, куда они переехали? Почему случайные интервалы между детьми оказываются вполне закономерными? Каким образом рождение незапланированного ребенка влияет на дальнейшее планирование семьи? Поговорите со мной на эту тему. Она почему-то до сих пор меня чрезвычайно волнует, хотя своих детей я уже родила, а разницу в возрасте между внуками выбирать не мне.

На днях я написала на эту тему статью для Букника, но на этом не успокоилась.

Collapse )