March 5th, 2013

Переводчик у метро

Адвокат: Была ли у вас связь с секцией переводов Союза писателей?
Бродский: Да. Я выступал в альманахе, который называется "Впервые на русском языке", и читал переводы с польского.
Судья (защитнице): Вы должны спрашивать его о полезной работе, а вы спрашиваете о выступлениях.
Адвокат: Его переводы и есть его полезная работа.
Судья: Лучше, Бродский, объясните суду, почему вы в перерывах между работами не трудились?
Разговоры в зале:
– Я тоже заведу подстрочник и стану стихи переводить!
– А вы знаете, что такое подстрочник? Вы знаете, как поэт работает с подстрочником?
– Подумаешь, делов!
Стенограмма процесса над Бродским
За последнюю неделю все ленты облетела статья о Галине Усовой, восьмидесятилетней переводчице, которая из-за жадности издательств осталась без средств к существованию и вынуждена торговать собственными книгами у выхода из метро. Все, конечно, возмущаются этим вопиющим безобразием, но в том смысле, что бессовестные издатели обидели пожилую женщину. О том, что литературные переводчики в России в принципе бесправны, почему-то никто не говорит. Если вместо обманутой бабушки поставить у той же самой станции метро со стопкой авторских экземпляров кого-то из ее молодых коллег, которым точно так же не платят гонорары и проценты, никакого сочувствия они у толпы не вызовут: «Работать надо, а не литературным переводом баловаться».

В обществе почему-то бытует такой стереотип, что всякий человек, знающий языки, автоматически годится в литературные переводчики. Сегодня языки знают почти все, поэтому и платить за это не стоит. Это с одной стороны. А с другой – читатели нередко возмущаются качеством перевода. В этой связи хочу предложить вашему вниманию несколько цифр. Если кто-то из коллег со мной не согласен, пусть поправит.

Collapse )