May 29th, 2013

С опережением или вдогонку?

Четверть века назад у меня состоялся замечательный спор с другой восьмиклассницей 57-ой математической школы. Она утверждала, что между Юрием Живаго и Ларой Гишар не было интимных отношений. «У них же даже ребенок общий», – возражала я. «Мы не можем утверждать это наверняка, – настаивала одноклассница. – Нам неизвестно, был ли у них секс. На это нет прямых указаний в тексте».

Мои ровесники – по крайней мере, те, с кем мне доводилось соприкасаться – классику читали очень рано, зачастую в том возрасте, когда совершенно не могли соотнести прочитанное с собственным опытом. У меня лично нечто подобное произошло с Прустом. Я читала его эпопею в подростковом возрасте: моего французского хватало для понимания смысла, но множество аллюзий от меня ускользнуло. Впрочем, одна моя красавица-подруга, запоем читавшая на пляже «Курс дифференциального и интегрального исчисления» Фихтенгольца, умудрилась целиком одолеть Пруста на иврите.

В раннем чтении великих романов есть своя безусловная прелесть: проникаешься настроением, начинаешь чувствовать текст, набираешься цитат, чтобы сойти за своего у взрослых и продвинутых ровесников. С другой стороны, прочитав в юности классический роман, мы далеко не всегда к нему возвращаемся в более зрелом возрасте, когда наше прочтение могло бы быть совсем иным, и, вероятно, в большей степени совпадало бы с авторским. В этой связи, хочу вас спросить:
Collapse )