April 14th, 2015

by anhela_lopez

Есть практики любви, есть теоретики

В литинститутские годы я восприняла все это из первых рук. Ряшенцев умением сочинять виртуозные зонги гордился. Левитанский ратовал за высокую поэзию, но его пели, и ему это явно было приятно. Было там и множество способных и не очень, которым не хватало техники, чтобы петься и носиться. Я всегда симпатизировала гибким, легким и хулиганским: тем, кто без труда пролезет в двухстопник и всем оттуда покажет язык. «Прикладная поэзия» подобна маленькому черному платью. Потерял форму – извини, не влезешь. А дальше – в меру вкуса, такта и прочей совести: кто-то спокойно и с достоинством несет свою тяжелую красоту, а кто-то вечно завидует ненавистным прохвостам, которые с годами не утратили изящества и по-прежнему шалят в маленьком черном платье.
by anhela_lopez

Последнее, в тему (простите, уж очень зацепило, больше не буду)

На мотив «на руки можно подуть, а попробуй подуй на ноги...»:

Кима повсюду поют,
А попробуй, напой-ка Рейна,
Не управиться здесь без портвейна,
А желательно –
«Абсолют»...

Так выпьем же за теоретическую поэзию!
by anhela_lopez

Прочь из словаря

Не люблю собирательные слова в обращениях. Особенно меня раздражает в этой функции слово «народ»: «Народ, что об этом думаете?», «Народ, пройдемте к столу, пока мидии не остыли!»

Английский аналог «команда» звучит столь же нелепо. «Hello team», – пишет координатор проекта, обращаясь ко мне и двум другим редакторам, с которыми я, разумеется, не знакома: более того, по условиям проекта, не могу узнать даже их пол. «Hello team, как вы оцениваете индивидуальные стилистические особенности нашего нового автора?» Как будто мы сейчас соберемся всей командой дорогих незнакомых друзей и хором оценим чьи-то индивидуальные особенности.

Collapse )