October 23rd, 2017

by anhela_lopez

Старение людей и сюжетов

Посмотрели на этой неделе «Летят журавли» (1957) и «Анну Каренину» (1967) с Татьяной Самойловой. В первом фильме Самойлова удивительная красавица, похожая на Одри Хэпберн. Она играет глазами, губами, ресницами – каждой чертой живого, прелестного лица. От двадцати трех до тридцати трех актриса заметно изменилась внешне. Лицо стало статичным, на нем будто тень старости. Она играет теперь интонацией, не мимикой. И 42-летняя Плисецкая, и бывший муж и ровесник Лановой выглядят моложе и живее.

Я замечаю порой на лицах друзей юности (думаю, они на моем – тоже) мимолетное выражение старости. По ходу разговора в их мимике, улыбке на несколько секунд вдруг прочитывается, какими они будут через 30 лет. Выражение лица меняется, и вот уже они такие, как были 20 лет тому назад. Люди сегодня медленно старятся, особенно те, кто занимается интеллектуальным трудом. В 40 лет все еще носят совсем молодые лица, на которых лишь изредка проступает будущая старость. В 60-е годы прошлого века было иначе, но на фоне моложавых коллег Самойлова смотрится женщиной в возрасте, и эта драма занимала меня больше всего.

***
История «Анны Каренины», в отличие от большинства классических сюжетов, легко представима в современном мире. Выбор между возлюбленным и ребенком, которого не отдает влиятельный муж, трагичен в любую эпоху. Даже маргинализация Анны, выпадание из круга воспроизводимы в сегодняшних условиях: можно себе представить, например, что ее травят в интернете, и никто не решается заступиться.

Collapse )