January 4th, 2020

От переводчика

Я редко теперь пишу о переводах, но сегодня попалось в сети рассуждение о том, что переводчик классики непременно должен быть дипломированным филологом. Я, в данном случае, лицо незаинтересованное: есть у меня и диплом филфака, и степень кандидата филологических наук, и даже сертификат профессионального переводчика. Кроме того, в последние пять лет я себя литературным переводчиком не ощущаю, поэтому могу рассуждать на эту тему практически беспристрастно. На мой взгляд, перевод – одна из тех профессий, научиться которым невозможно. Переводчик устроен так, что в его голове само собой рождается соответствие между структурами двух языков и возникает острое желание полностью раствориться в тексте на одном языке, чтобы впоследствии воскреснуть на другом. Я жила с этим чувством с девяти до тридцати девяти. Я знаю, как живется с ним и без него.

Переводчик – мастер перевоплощения. Он подобен актеру и лирическому поэту. Он – первый читатель, работающий для других читателей. Общий контекст, общий язык у него должен быть, прежде всего, именно с читателем, а не с автором. В этом принципиальное отличие переводчика от литературоведа. Гениальный актер вовсе не обязан быть глубоким человеком – он должен войти в образ. Аналогичным образом, блистательный переводчик может прочувствовать текст, не являясь специалистом по творчеству автора и соответствующей эпохе: в некоторых случаях этот багаж только мешает, заставляет подыгрывать «другой стороне», не дает раствориться в тексте, забыться, чтобы перевод читался так, будто раньше не было не только других переводов, но даже подлинника. Если переводчик по совместительству литературовед, налицо конфликт интересов. Литературовед служит автору. Назвался переводчиком – служи читателю.