December 21st, 2020

Маркер пассивной любви

Главное изобретение своей жизни она запатентовала, но ставить на поток не собиралась, а напротив, все сделала для того, чтобы о нем не узнали ни лаборатория, где она в ту пору трудилась, ни фармацевтические компании, ни журналисты. Ей было слегка за пятьдесят. Единственный сын вырос. Муж вместе с ней вышел на раннюю пенсию, чтобы поддержать ее начинание. Они открыли маленький пансион в горах, и там она принимала своих клиенток – женщин, которых никто никогда не любил, в романтическом смысле. Они приезжали на неделю, принимали маленькими дозами изобретенный ею препарат и всю последующую жизнь чувствовали себя так же, как кем-то любимые женщины. В этом была суть изобретения: она занималась гормональными расстройствами и случайно открыла маркер пассивной любви, на химическом уровне.

Позднее, она пожалела, что слишком рано ушла из лаборатории и не успела протестировать свой препарат на мужчинах: у нее было несколько подруг, страдавших от того, что им так и не довелось встретить близкого человека, и ей тогда казалось, что для мужчин это не так важно, что они реализуются иначе. И только с годами пришло понимание, что это не так: мужчины не меньше женщин страдают от того, что им не довелось ощутить себя любимыми. Впрочем, и с женщинами все оказалось не просто: она представляла своих клиенток одинокими, сосредоточенными на карьере, упустившими время для создания семьи, однако приезжали к ней самые разные женщины: замужние и холостые, познавшие радость материнства и бездетные, профессионально успешные и неустроенные. Удивительнее всего было то, что свой статус клиентки далеко не всегда оценивали правильно: некоторые были уверены, что их никто никогда не любил, но, согласно тесту, маркер пассивной любви у них зашкаливал. Она подозревала, что немало женщин наоборот ошибочно ощущают себя любимыми: такие, конечно, не попадали в ее пансион.

Collapse )