August 26th, 2021

День близости

Мои ровесники, живущие в городе своей юности, отмечают День рождения в привычной компании друзей или не празднуют вовсе. Эмигранты вроде меня вынуждены каждый год проводить его с теми, кого нельзя не пригласить. В моем случае, это, во-первых, школьная подруга Маша, с которой мы сидели за одной партой с третьего по четвертый класс. «Ты – единственный мой близкий человек в этом городе», – неустанно повторяет Маша, и действительно, других друзей детства у меня здесь нет, хотя объединяют нас только школьные воспоминания. За пару недель до моего Дня рождения Маша начинает уточнять, когда именно я буду устраивать и кого позову (хотя звать из года в год приходится одних и тех же), и, прослушав список приглашенных, со вздохом заключает, что ей даже поговорить будет не с кем, и она не уверена, стоит ли приходить: не лучше ли ей просто заскочить меня поздравить индивидуально. Я охотно соглашаюсь с этим предложением, но знаю, что Маша в итоге все равно посетит общее торжество, потому что ей скучно. Она живет здесь одна с детьми, в огромном доме. Муж навещает их раз в месяц: в Москве у него продюсерская компания, которой на расстоянии управлять невозможно. Почему он решил перевезти семью так далеко, для меня загадка, тем более что английский Маша так толком и не выучила: мы вместе заканчивали испанскую спецшколу, и она потом училась в институте иностранных языков на иберо-романском отделении, а здесь ей уже было не до этого. Дом они купили в дорогом районе, где русских эмигрантов мало, с соседями Маша только здоровается. Вся ее жизнь – развоз детей по школам и кружкам. И главное, ей совершенно не нравится здесь жить. На лето они обычно уезжают в Европу, там Маша расцветает, но «ради будущего детей приходится возвращаться сюда». Конечно, с моими гостями у нее мало общих тем, у меня у самой их мало, но что поделаешь.

Collapse )