MarBLe_MELon: Близко к тексту (sumka_mumi_mamy) wrote,
MarBLe_MELon: Близко к тексту
sumka_mumi_mamy

Categories:

Платье

В начале двухтысячных Наташа начала нормально зарабатывать, купила билет на самолет и полетела навестить подругу Алку, уехавшую еще после школы, как и многие их одноклассники. В Москве май выдался холодным, а в Тель-Авиве уже царило знойное лето. Алка жила с родителями и братом в тесной съемной квартире, но все они были рады визиту Наташи. Сама Алка собиралась съехаться с Женькой из параллельного класса, дело шло к свадьбе, и в доме царило праздничное оживление. В их компании подруг одна уже была замужем, еще две – при бойфрендах, непарной оставалась только Наташа. К двадцати четырем годам у нее было несколько мимолетных романов, но ей бы в голову не пришло рассматривать этих молодых людей как потенциальных спутников жизни. Она не стремилась непременно выйти замуж. Не то чтобы она была принципиально против семейной жизни – правильнее было бы сказать, что эта тема была для нее периферийной. Она устроилось в издательство, выпускавшее качественную беллетристику – там были большие перспективы. Ей хотелось путешествовать. Она думала в будущем открыть свой издательский бизнес. Столько кругом было возможностей, а московские подруги зачем-то пытались ее знакомить с кандидатами в мужья – будто не было сейчас множества других куда более интересных и важных занятий, чем замужество.

Деликатная Алка ни с кем ее знакомить не собиралась, навязчивых вопросов про личную жизнь не задавала, но будучи по уши влюблена в своего Женьку, не хотела с ним расставаться даже на полдня и потому для симметрии позвала в компанию их общего одноклассника Юрку. В школе Юрка был из тех поздно взрослеющих мальчиков, которые все еще дурачатся, стреляют из рогатки и травят анекдоты, когда остальные уже ухаживают за девушками, поэтому тогда его никто не воспринимал всерьез, зато теперь он стал неотразимым красавцем. Они отлично проводили время вчетвером. Юрка полушутя флиртовал с Наташей, и ей это нравилось. Ее отпуск подходил к концу, и она ловила себя на мысли, что не прочь была бы остаться. Однако там все было понятно и устроено, а здесь – все сначала?

В последний вечер они все вместе бродили по пляжу, а потом вдруг оказались с Юркой вдвоем и жадно друг на друга набросились. На ней было легкое, обтягивающее белое платье, которое очень ей шло, с декоративными пуговицами спереди и незаметной молнией сзади. Он нетерпеливо возился с этими фальшивыми пуговицами, а она эффектно расстегнула платье сзади, и оно соскользнуло вниз, на песок. Это было просто какое-то безумие. Ни до ни после – печально констатировала она пятнадцать лет спустя – ничего подобного в ее жизни не случалось.

Юрка проводил ее домой к Алке, а на следующее утро Наташе казалось, что между ними должно произойти какое-то важное объяснение, но в аэропорт ее провожала Алка, а Юрка просто позвонил и весело пожелал счастливого пути. В Москве Наташа первое время жила будто в полусне. Трепетно повесила белое платье в шкаф в ожидании следующей встречи, что было совершенно на нее не похоже. Ей грезилось, что она придет с работы – а на пороге стоит он, но ее ждал лишь очередной его мейл с остротами. Их переписка становилась все более необязательной и через несколько месяцев сошла на нет. Два года спустя Наташа узнала от Алки, что Юра женился.

Наташа успешно работала, побывала в разных странах и замужем, идею своего бизнеса оставила как рискованную, зато в своем издательстве дослужилась до заместителя главного редактора по связям с зарубежными издательствами, и эта должность давала простор для самостоятельности. С Алкой за эти годы виделась дважды – один раз специально пересеклись в Лондоне, подгадав Наташину командировку к Алкиному отпуску, в другой – Алка с Женькой приехали показать девочкам Москву. От Юры не было никаких вестей, но Наташа, с неожиданной для себя сентиментальностью, часто его вспоминала, и когда он отыскал ее на фейсбуке, не удивилась.

Брак его оказался неудачным, работа – рутинной. Юра искал себя в творчестве. Он писал об этом очень серьезно. Наташе показалось, что все эти годы у него не было шанса выговориться, так жадно он рассказывал ей о себе. Их переписка стала регулярнее и обстоятельнее, чем 15 лет назад. Юра спрашивал, как бы невзначай, не собирается ли она опять приехать, хотя и не упоминал – вероятно, из деликатности – о том далеком эпизоде. Он даже послал ей свой роман, который, по его собственным словам, еще никому не показывал. Роман был ужасен. Его действие происходило в современной Москве – точнее, помеси Тель-Авива и Москвы 20-летней давности, из которой Юра уехал подростком. Герои были коррумпированными бизнесменами, но поскольку ни одного знакомого коррумпированного бизнесмена у автора не было, больше напоминали марсиан. Наташа поблагодарила за доверие, максимально туманно похвалила произведение и тему Юриного творчества больше не затрагивала. А вот приехать ей хотелось все больше, будто оставленная в том отпуске беззаботная юность вдруг проснулась и зажила.

Юра не предложил ей остановиться в своей холостяцкой конуре. Поселилась она у Алки с Женькой и сразу же погрузилась в шумную жизнь семьи с двумя девицами предподросткового возраста, их сценами ревности и нелепыми обидами на родителей. Алка сносила это все с удивительной стойкостью. Они с Женькой 15 лет спустя выглядели все такими же влюбленными. Вечером ей предстоял выход в ресторан с Юрой. Алка с Женькой ничего не спрашивали, вели себя, по обыкновению, тактично. Наташа надела то самое платье. Взглянув на себе в зеркало, с удовольствием констатировала, что за 15 лет только похорошела, стала интереснее. И платье-то оказалось какое удачное, вневременное.

Они сидели друг напротив друга, болтали о повседневных пустяках, и каждый не решался первым заговорить о важном. Наконец, Юра спросил: «Так ты договорилась о моем романе? Вы меня печатаете?» Наташа недоуменно уставилась на Юру. Так вот что это было? Начинающий автор писал знакомому замдиректора издательства, однокласснику! Он не помнил о том эпизоде, понятия не имел о той истории, которую Наташа себе придумала – все было мимо, невпопад. И взглянув на ее лицо, он вдруг тоже все понял. Они сидели друг напротив друга, двое старых друзей, ждавших, что сегодня все в их жизни изменится, и обманувшихся в своих ожиданиях. И обоим вдруг, после полного краха, стало невероятно смешно и легко. «Классное платье, – сказал он. – Очень тебе идет!»
Tags: Вестименты, Фикции
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →