Category: образование

Category was added automatically. Read all entries about "образование".

За иллюстраторов!

Во Франции существуют списки книг, рекомендованных министерством просвещения для дошкольного, младшего школьного, среднего школьного и вплоть для пенсионного возрастов. Существуют, судя по всему, и «штатные» писатели, которые пишут не для коммерческого успеха, а для школьных хрестоматий: их повести включают «в нагрузку» (как билеты в театр в советское время) в сборники для самостоятельного чтения в каникулы между четвертым и пятым классом. Среди их героев нередко встречаются писатели, которым не дается новая книга, художники, у которых не рисуется новая картина, и композиторы, у которых не рождается новая музыка. На этом фоне взрослая повесть об изобретателе духов, не способном придумать новый аромат, кажется верхом оригинальности. Одним словом, невероятно актуальная для начальной школы тема затяжного творческого кризиса раскрыта полностью.

Мы «подсели» в последнее время на сборники литературных сказок, классических и современных, и практически в каждом из них нам попадается что-то подобное. В этот раз у героя была мама писательница, которая по утрам садилась к компьютеру и ждала, пока к ней придет новый роман. Для меня в этой ситуации есть что-то патологическое. Я считаю, что в норме история должна ждать автора, а не наоборот, история должна просить: «Запиши меня наконец!», а ты – оправдываться: «Я только сдам проект, заберу ребенка из школы, отвезу на тренировку…». «Ритм потеряется, – примется возражать история, – детали утратятся. Получится схематично. Напиши меня прямо сейчас!» Так это бывает в жизни, а в сборниках для внешкольного чтения мама-писательница сидит перед компьютером и ждет, а папа уехал в Америку и стал ковбоем, а ребенка зовут Мельхиор Дюпон (Сигизмунд Петров), и в школе его все его за это дразнят. А мама не от мира сего, как положено писателю, и кожа у нее белоснежная, как у Белоснежки. Одним словом, все возможные штампы поджидают юного читателя уже в первой главе. И тут в дело вступает иллюстратор. Одним своим рисунком он показывает, что все в этой книге случайно, все произвольно, и любую деталь можно заменить другой. Вот как он изобразил маму-Белоснежку:

Collapse )

Первый друг

Все сразу сплотились, в первый же школьный день, а у нее все никак не получалось сплотиться. После уроков сразу завязались общие планы, а она опять стояла в стороне и стеснялась подойти, хотя сто раз себе обещала, что такого больше не будет. Вечно с ней одна и та же история.

Ее первая школа была в двух шагах от дома. Родители сделали ставку на логистику: близко, удобно, сможет сама приходить домой. До чего же там было скучно, даже поговорить не с кем. Дети были самые обычные – не то чтобы злые и противные, но какие-то все чужие. Ее никуда не приглашали, да она и не стремилась к общению. Перемену проводила с книжкой, училась лучше всех и каждый день мечтала, чтобы это поскорее закончилось.

Collapse )

Отцовство

Миранда всегда знала, что мама родила ее для себя. У них были очень откровенные отношения, и мама все ей рассказывала как есть. Жили они во Флориде, куда мама перебралась из Нью-Йорка, узнав о беременности, и были полностью самодостаточны: мамины картины отлично продавались, поэтому они ни в чем себе не отказывали. Миранда росла популярной девочкой, с детства была окружена подругами и поклонниками, и их с мамой оторванность ее почти не беспокоила. Из родственников у мамы никого не осталось, а с друзьями из прошлой жизни она порвала, чтобы спокойно растить дочку. Умом Миранда все это понимала и ценила: мама уже тогда была популярной художницей и ради нее, собственно, и вырвалась из богемной среды. И все же ей порой хотелось, чтобы был хоть кто-то, с кем можно тихо, по-семейному, провести праздники, а не срываться в Париж и Барселону на каждый День благодарения, будто спасаясь от самих себя. У некоторых ее подруг родители были в разводе, возникали в этой связи всякие сложности и нестандартные конфигурации, но так чтобы ни единой тетки или кузины, ни единого друга семьи с тридцатилетним стажем… Конечно, здесь у них было немало знакомых и приятелей разной степени близости, но это другое. И бойфрендов мама не заводила, ей это было не нужно, а Миранда втайне мечтала о каком-нибудь родственнике-мужчине.

Она расспрашивала маму о своем отце, и мама неизменно отвечала, что он был студент и подрабатывал натурщиком. Маме тогда было 42 года. Он позировал ей всего одну неделю, и конечно, ничего долгосрочного между ними быть не могло. Мама даже фамилии его не знала, а звали его Бертран, но не факт, что это имя – настоящее. Они познакомились на форуме, где художники искали натурщиков. Интернет тогда был совсем другой, и форума этого давно не существует. Портрет Бертрана мама сразу же продала и не помнит уже кому, так что найти его сегодня не представляется возможным. Он рассказывал ей, из какого штата приехал учиться в Нью-Йорк, но она уже точно не помнила: откуда-то из глубинки. На кого он учился? Он на тот момент еще сам не определился с направлением. «Ты хоть что-то можешь вспомнить?» – допытывалась Миранда. «Он был высоким, худощавым брюнетом, с тонким, красивым лицом и ямочками на щеках. Ты очень на него похожа». «Прямо целое досье», – иронизировала Миранда.

Collapse )

Возьми ребенка на работу

IMG_20191106_160114

Сегодня в Канаде проводится ежегодное мероприятие «Take Our Kids to Work Day», и девятиклассники вместо школы отправляются на работу к родителям. В современном мире не только школы, но и университеты в значительной степени оторваны от реалий профессиональной жизни. У детей должен быть шанс заглянуть в офис, на производство и в любое другое место, где трудятся их родители.

Наш девятиклассник проведет этот день бурно: организация, где работает мой муж, принимает в этом году несколько десятков школьников и придумала для них насыщенную программу. Одного из друзей сына папа-хирург возьмет в операционную, другой отправится с мамой-инженером на завод. Их одноклассница, у которой мама – учительница, а отчим – электрик на стройке, останется сегодня дома: в маминой школе она бывает каждый день, а на стройку не хочет. Если родители работают из дома или, скажем, держат магазин, ребенок фактически живет у них на работе. Когда моя дочка болеет или не может добраться до школы из-за тяжелых погодных условий, она оказывается на моем рабочем месте и даже участвует в процессе: мы читаем по ролям рекламные ролики и проверяем, умещаются ли они в 30 секунд. Непогода у нас часто, поэтому к девятому классу она о моей работе будет знать все.

Организаторы мероприятия поясняют, впрочем, что девятиклассник может отправиться на работу к любым родственникам, соседям, друзьям семьи, но позволит ли ему это вырваться за пределы привычного круга? Среди наших друзей и знакомых, например, преобладают люди с инженерным, экономическим и естественнонаучным образованием. Я – единственный редактор, одна из моих подруг – дизайнер. Ничего экзотического не вспоминается. Фактически, обо многих профессиях, не только сегодня, но и вообще, моим детям узнать вживую не от кого. У вас иначе?

Программа

Она всегда точно знала, что выйдет замуж не позже двадцати семи лет, за начитанного мужчину с изысканным чувством юмора. Муж будет прилично зарабатывать интеллектуальным трудом и много внимания уделять детям. Их будет двое – мальчик и девочка, с разницей в три года. Мальчик получит фундаментальное университетское образование, но при этом станет успешным бизнесменом. У девочки рано проснутся яркие художественные способности, но и по математике будут самые высокие отметки.

Collapse )

Посторонние и свои

Все двадцать лет совместной жизни Юля с Олегом сообща любили Олега. Детей у них не было – Олег не хотел. Юля начала было задумываться о коте, но Олег не желал видеть в своем доме посторонних. Поженились они рано, слегка за двадцать, и Юлины родители поначалу переживали об отсутствии внуков, но потом Юлина старшая сестра подарила им сразу двоих, и они мудро смирились с выбором дочери. А когда Юля с Олегом уехали, ее уже никто посторонними переживаниями не отвлекал.

Юля по образованию была пианисткой, но сольная карьера у нее не задалась, и до отъезда она работала в музыкальной школе. Олегу это никогда не нравилось. Придя с работы, человек хочет видеть жену и горячий ужин, а не пустой дом. В эмиграции Юля думала давать частные уроки, но Олег убедил ее, что их жизнь превратится в кромешный ад: ни вечеров, ни выходных – сплошной шум и чужие дети. Юля выучилась на бухгалтера и стала трудиться из дома, в дневные часы, пока муж на работе. Олег ценил свою жену, дарил подарки, возил в путешествия. Купил ей на годовщину свадьбы очень красивый рояль – Юля играла для него по вечерам. Жили они хорошо, спокойно. Со временем у них завелись друзья, все постарше, такие, чтобы уже без детей и котов в доме.

Collapse )

Дорога уходит в даль: воспитательные параллели

Увлеченно читаем с дочкой «Дорога уходит в даль». Про политический идеализм Сашеньки Яновской и ее окружения я рассказала ей с самого начала: они представить себе не могли, какой страшный и кровавый режим придет на смену царскому. А вот о чем я не задумывалась заранее, так это о том, что отношения Сашеньки с родителями – очень либеральные по меркам того времени – сегодня потребуют комментариев. Отец последовательно прививает ей чувство классовой вины: заставляет любимую куклу отдать незнакомым девочкам, упрекает в том, что пролила молоко, когда другие дети голодают. Я считаю, что это неправильно и несправедливо: Сашенька ни в чем перед ними не виновата. Она и без навязанных сверху воспитательных мер полна сострадания, всегда готова делиться и помогать. Любопытно, что в современном мире детям навязывается похожий деструктивный комплекс вины (за то, что родились мальчиками, белыми и т.д.), который ничего общего с гуманизмом не имеет.

Collapse )
by anhela_lopez

И мальчика, который нес портфель

Когда я поступала в 57-ую математическую школу, проходной балл для мальчиков был выше, чем для девочек. Я, кстати, прошла в категории «мальчик» (что стало вершиной моей математической карьеры). В школе при местном университете, которую заканчивал мой старший сын, тоже официально был отдельный конкурс для мальчиков и для девочек, и требования к девочкам были ниже. Сегодня в новостях пишут о том, что в пермской гимназии, наоборот, проходной балл для девочек сделали выше, чтобы туда попали хоть какие-то мальчики. Как вы считаете, нужно ли искусственно завышать-занижать проходные баллы ради гендерного баланса в школах? А ради того, чтобы поощрять девочек (мальчиков) заниматься теми дисциплинами, которые традиционно у них менее популярны?

Poll #2092955 Баланс? Поощрение?

Стоит ли завышать-занижать проходные баллы ради гендерного баланса?

Да
14(13.2%)
Нет
88(83.0%)
Другое
4(3.8%)

Стоит ли завышать-занижать проходные баллы ради поощрения мальчиков или девочек?

Да
13(12.3%)
Нет
89(84.0%)
Другое
4(3.8%)
by anhela_lopez

Успеваемость

В школе ей все давалось легко, она всегда была отличницей. Ее не тяготила дисциплина, ей нравилось определенность и математическая точность во всем. Все одноклассники были строго одного года рождения, поэтому у каждой новой знакомой в парке или в театральной студии она спрашивала: «Ты в каком классе?», и сразу было ясно сколько этой девочке лет, и третьеклассницы были несомненно старше второклассниц. В школе были понятные цели и задачи, и практически не могло получиться так, чтобы задание по алгебре помешало написать сочинение по литературе. Потом школа закончилась, и с ней ушла ясность. Не было больше привычной иерархии, и для того, чтобы выйти отличницей, нужно было совмещать несовместимые вещи, а она так не умела. Она годами поражалась, каким образом некоторые ее одноклассницы умудрились строить свою жизнь так, будто они все еще школе: в семнадцатом классе, получив диплом, находили подходящую работу, в двадцатом получали повышение, а в двадцать третьем выходили замуж за юношу, с которым начали встречаться еще в двадцать первом. Несколько лет жили с ним вдвоем, путешествовали, занимались экстремальными видами спорта. В двадцать шестом и двадцать седьмом классах рожали погодок, потом вновь продвигались по карьерной лестнице, не оставляя при этом воспитания, путешествий и прочих экстремальных развлечений. И вот теперь их погодки уже стали подростками, а матери все так же успешно продолжали сеанс одновременной игры. Она не понимала, как такое возможно. Она никогда никому не завидовала, ни с кем не соревновалась, ей просто хотелось ясности для себя.

Collapse )
by anhela_lopez

Она написала Шкафею

Детей у них было много, семь или даже девять. Переезжая на новую квартиру, они пересчитали младших, а старшую забыли, потому что она была очень маленькая и незаметная. Старшая два дня сидела на подоконнике и ждала, но никто за ней не приехал. У новых жильцов было много книг. Девочка поселилась на полке в книжном шкафу и стала его феей. С тех пор все называли ее Шкафея.

Аня придумала эту историю в третьем классе, еще до того, как мы всей компанией перешли в литературную гимназию, и мы годами играли в Шкафею. Ее шкафом у нас служила беседка в парке. Наша районная школа считалась слабой, учиться там было неинтересно, одноклассники преобладали скучные, и мы с девчонками, сойдясь буквально с первого дня, варились в собственном соку. Фантазерка Аня сочиняла игры, мы с хохотушкой Мариной подхватывали, а Света – самая взрослая и серьезная из нас – пыталась наши стихийные игры организовать. Игра в Шкафею подходила нам всем. Быстро справившись с нехитрыми домашними заданиями, мы бежали в парк.

Collapse )