Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

Ради общего блага

А чем лично вы были бы готовы пожертвовать ради общего блага? Из обсуждений в социальных сетях у меня сложилось впечатление, что работой или бизнесом готовы пожертвовать многие. Вы тоже? Как насчет дома? Возможности университетского образования для детей? Свободы перемещения? Свободы слова? Вы согласны, чтобы продукты питания выдавались по карточкам? Сколько месяцев вы могли бы не выходить из дома? До какой степени вы готовы пожертвовать качеством жизни ради того, чтобы уменьшить вероятность заражения для себя и окружающих? Где именно для вас предельная черта?

Вы поддерживаете меры, принятые в вашей местности?

Я считаю, что в моем городе приняты слишком мягкие, недостаточные меры
7(8.2%)
Я считаю, что в моем городе приняты меры, адекватные ситуации
50(58.8%)
Я считаю, что в моем городе приняты слишком жесткие, избыточные меры
28(32.9%)

Межпоколенческая этика

Меня всегда возмущает, когда родители высокомерно-пренебрежительно пишут в социальных сетях о своих детях, будто предполагая, что детей в интернете нет и не будет, и ни они сами, ни их друзья никогда всего этого не прочтут. В последнее время наблюдаю у некоторых своих ровесников похожее отношение к родителям, этим «неразумным старикам», которых наше прекрасное поколение самоотверженно спасает. Время сейчас такое, что за родителей мы все очень волнуемся, но это еще не повод смотреть на них свысока и говорить о них в таком тоне, будто речь идет о несмышленышах. Вы, правда, считаете 70-летних, многие из которых работают и ведут активную жизнь, глубокими стариками? Вас не смущает их «дряхлость», когда вы с удовольствием подкидываете им своих детей? Вы считаете, что родителей в социальных сетях нет и ваш насмешливый тон их не заденет? Давайте будем заботиться о достоинстве своих родителей и заодно – о достоинстве своих детей. А то ведь они тоже могут многое о нас написать, да еще бабушкам-дедушкам послать ссылку!

Я к вам обращаюсь

Советская власть лишила русский язык полноценных обращений. «Сударь» и «сударыня» в разговорную речь уже не войдут. «Граждане» и «товарищи», по счастью, из живого языка ушли. Неблагозвучное «народ», будем надеяться, тоже скоро сойдет на нет. В русском магазине в Торонто к покупателям и продавцам молодого и среднего возраста обращаются «девушка» и «молодой человек». Для людей старшего поколения обращения нет вовсе: продавцы приветствуют покупателей вопросом «Что вам угодно?», а покупатели продавцов – формулировкой «будьте добры». А как сейчас принято в России? И в других городах за пределами России, где много русских жителей?

С обращением к группе дело обстоит чуть лучше. В письменной и официальной коммуникации прижились «дамы и господа», в неформальной «друзья». Женские компании, независимо от возраста часто обращаются друг к другу «девочки», мужские – «мужики». А как это принято у вас?

Красноцветные

Поначалу их воспринимали как социальный феномен, тем более что первыми среди них были экологисты-анархисты, полагавшие, что в городе «не хватает зелени». Однако вскоре возникло подозрение, что речь идет о психическом расстройстве: неудержимом желании перебегать дорогу на красный цвет в отсутствие непосредственной угрозы. Они были осторожны, это правда. Выискивали безлюдные перекрестки, где машин в дневное время почти не было, или, напротив, кучковались в оживленных районах с глухими пробками, где автомобили вынужденно бездействуют при любом сигнале светофора. Устраивали ночные забеги по спальным районам и даже специально перекрывали дорогу, имитируя строительные работы. Они всегда перебегали при свидетелях, и за каждый «прорыв», как у них это называлось, полагался «зачет». Возникали лиги со своими правилами и призовыми местами, причем вся эта сложная иерархия образовалась буквально за пару месяцев. Они отнюдь не были самоубийцами, жизнью и здоровьем не рисковали, старательно коллекционировали «зачеты», стремясь обойти собратьев. Тем не менее, среди водителей царила паника: многие боялись садиться за руль. В этой связи даже поговаривали, что красноцветных спонсируют производители велосипедов. Между тем, дороги пустели, деловая активность снижалась. Туристы, напуганные разнузданным красноцветием, начали отменять поездки.

Collapse )

Дорогой невзаимный друг

Подруга попросила меня написать о феномене невзаимной дружбы – не в сетях, в жизни. Безответная дружба тоньше и сложнее безответной любви. Претенденту на сердце можно ответить, что оно уже занято. Желающему дружить ничего подобного не скажешь, потому что дружбы поливалентны: тот факт, что мы уже дружески любим Колю и Тимура, ничуть не мешает нам полюбить Виталика. Своих в доску может быть несколько. Мы обрастаем дружескими привязанностями, и досок хватит на спасительный плот.

Однако сердцу не прикажешь. Подруга с мужем, заехав за ребенком на карате, разговорились с другой русской парой, и те немедленно пригласили их на семейное торжество. Действие происходит не в поселении за полярным кругом, где русских семей всего две, и сама судьба велела им побрататься, а в Торонто, где русских множество, и происхождение отнюдь не является необходимым, и уж тем более достаточным, условием сближения. Помимо возраста детей, точек соприкосновения с новыми знакомыми у подруги не обнаружилось, но те уже мысленно записали их с мужем в друзья семьи: принялись напрашиваться в гости, дарить подарки, звонить и писать. Подруга теперь побаивается по пятницам работать из дома, потому что знакомая повадилась к ней в этот день ненароком заезжать на чай: она не работает и по пятницам совершенно свободна. Подруга с мужем оказались в ситуации, когда им постоянно неудобно перед людьми, с которыми они изначально не собирались общаться: приходится приглашать, оправдываться, учитывать их реакцию. Те так искренни в своем восхищении подругиными талантливыми детьми, подругиным молодым, спортивным видом, подругиным харизматичным, сексуальным мужем, что уже неловко спросить: «А что вы, собственно, делаете в нашей жизни со всеми своими восторгами? Как вы в ней оказались?»

Collapse )

«У Каси выходит дешевле». Почему мы их так называем?

Мне нравятся простые и точные названия, для своих рассказов. Когда я читатель, завлекательно-выпендрежное название вполне может мне приглянуться, но своему тексту я вряд ли такое дам. Для рассказа про Анну и чудесную старушку мне предложили столько удачных вариантов (которые самой мне в голову не пришли), что впору писать несколько версий этой истории, чтобы все названия пригодились. В частности многим комментаторам (включая меня) очень понравилось название «У Каси выходит дешевле» (larisaka). Другие варианты в моем стиле – короткие, скромные, в точку – «Корзинка для Анны» (vvvita), «Неразменная Анна» (afuchs), «Прожиточный минимум» (nemarfusha), «Постоянство» (ritta_ritta). Мне хочется спрятаться за скромное название, сама не знаю почему.

Имена мне тоже нравятся простые и недлинные, для своих детей. Как сторонний наблюдатель я вполне могу оценить многосложное экзотическое имя, но сама бы вряд ли такое дала. Моя дочь, одноклассница Клементины, Сильвануса, Персефоны и Гектора, выделяется на их фоне своим скромным именем. С другой стороны, почти всех моих подруг детства назвали Машами, Наташами и Катями, так что представления о простоте имен с годами меняются. Этой теме посвящена глава «Фрикономики». Речь там идет о человеческих именах, но к названиям книг это тоже применимо: похоже, в последние двести лет названия романов стали короче. Вы не заметили?

Несовпадения

Эта фикция придумалась некоторое время назад, и я размышляла, прилично ли ее опубликовать, а потом прочитала дискуссию друзей об идеалах красоты и решила, что прилично.

Несовпадения
Мой муж – высокий стройный блондин, практически секс-символ, а я – совсем не красивая, очень маленького роста, и голова у меня квадратная, и рожки даже растут. Они, правда, небольшие, я прикрываю их волосами, но заметить можно, если приглядеться.

В нашем присутствии люди характерным образом перемигиваются. Уходя от новых знакомых, мы нередко слышим, как хозяева начинают нас обсуждать, даже не дождавшись, пока мы отойдем на достаточное расстояние от двери:
Collapse )

О жанре путевых заметок

Бывают рассказы о путешествиях, которые вдохновляют даже таких путешественников, как я, любящих все планировать самостоятельно и с нуля, скажем у anirik_01 или у sova_f. Я их мысленно отмечаю, на будущее. (И сюда же я бы отнесла оригинальную – смешную, лирическую, визуально парадоксальную – интерпретацию всем известных мест.)

Бывают рассказы о путешествиях милые и бессмысленные для других путешественников, доказывающие, что море на закате прекрасно, а Севильский Алькаcар все еще на месте. Меня лично такие заметки совершенно не раздражают, как и все, что люди пишут для себя, чтобы зафиксировать мгновение. Темы, волнующие моих друзей и знакомых, я воспринимаю с отрешенным умилением, даже если никаких личных ассоциаций написанное ими у меня не вызывают: люди, бегающие по утрам, сплавляющиеся по рекам, разводящие котов, прекрасны своими порывами и слабостями, не похожими на мои.

Бывают, наконец, путешественники, от визита которых Париж становится чуть меньше Парижем, а Барселона – не вполне Барселоной. Такой удивительный китч умудряются они выискивать повсюду на своем пути, что их рассказы не добавляют нового, а будто затирают то, что мы уже знали прежде. Это единственный тип путевых заметок, с которым я не готова мириться, хотя люди меня всегда интересовали больше путешествий.

Disclaimer: Последний случай – не про вас! Вы ведь никогда не фотографировались в обнимку с пизанской башней в костюме Микки Мауса.

Отцовство

Миранда всегда знала, что мама родила ее для себя. У них были очень откровенные отношения, и мама все ей рассказывала как есть. Жили они во Флориде, куда мама перебралась из Нью-Йорка, узнав о беременности, и были полностью самодостаточны: мамины картины отлично продавались, поэтому они ни в чем себе не отказывали. Миранда росла популярной девочкой, с детства была окружена подругами и поклонниками, и их с мамой оторванность ее почти не беспокоила. Из родственников у мамы никого не осталось, а с друзьями из прошлой жизни она порвала, чтобы спокойно растить дочку. Умом Миранда все это понимала и ценила: мама уже тогда была популярной художницей и ради нее, собственно, и вырвалась из богемной среды. И все же ей порой хотелось, чтобы был хоть кто-то, с кем можно тихо, по-семейному, провести праздники, а не срываться в Париж и Барселону на каждый День благодарения, будто спасаясь от самих себя. У некоторых ее подруг родители были в разводе, возникали в этой связи всякие сложности и нестандартные конфигурации, но так чтобы ни единой тетки или кузины, ни единого друга семьи с тридцатилетним стажем… Конечно, здесь у них было немало знакомых и приятелей разной степени близости, но это другое. И бойфрендов мама не заводила, ей это было не нужно, а Миранда втайне мечтала о каком-нибудь родственнике-мужчине.

Она расспрашивала маму о своем отце, и мама неизменно отвечала, что он был студент и подрабатывал натурщиком. Маме тогда было 42 года. Он позировал ей всего одну неделю, и конечно, ничего долгосрочного между ними быть не могло. Мама даже фамилии его не знала, а звали его Бертран, но не факт, что это имя – настоящее. Они познакомились на форуме, где художники искали натурщиков. Интернет тогда был совсем другой, и форума этого давно не существует. Портрет Бертрана мама сразу же продала и не помнит уже кому, так что найти его сегодня не представляется возможным. Он рассказывал ей, из какого штата приехал учиться в Нью-Йорк, но она уже точно не помнила: откуда-то из глубинки. На кого он учился? Он на тот момент еще сам не определился с направлением. «Ты хоть что-то можешь вспомнить?» – допытывалась Миранда. «Он был высоким, худощавым брюнетом, с тонким, красивым лицом и ямочками на щеках. Ты очень на него похожа». «Прямо целое досье», – иронизировала Миранда.

Collapse )

Растим ребенка странным

Катя отправляется в поездку с классом. Обещает маме, что будет там спать днем и мыть волосы кефиром. Катина мама считает, что человек непременно должен спать днем хотя бы четверть часа, чтобы «перезарядиться», а волосам нужен кефир, чтобы не выпадали. И вот девочкам дают полчаса свободного времени перед вечерней экскурсией, все Катины подруги забираются с ногами на одну из кроватей и вместе смотрят любимый сериал, а Катя пытается заснуть для подзарядки. Допустим, Катя учится в интеллигентской школе. Дети там добрые, не дразнят, сочувствуют. «Идем к нам, – зовут подруги, – а мы все потом подтвердим твоей маме, что ты спала». Катя не может предать маму. Она никогда не обманывает. Вечером она достает эту проклятую бутылку кефира и честно выливает на голову, пока подруги монтируют смешной ролик с фотографиями из поездки. У Кати мобильника, конечно, нет; все, что ее подруги смотрят и слушают – «пошлая попса», все, что они едят – «зловредный фастфуд» и «сплошная химия». Не быть ей одной из них. Кате сложно, даже в этой бескровной версии. Если Катя учится в обычной районной школе, кефир в первый же день выливают, а саму ее нещадно травят. Страшно представить.

Collapse )