Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Краткое содержание

Я не умею не разбрасываться. Чтобы сэкономить время читателю и создать иллюзию тематического блога, содержимое сумки Муми-мамы растасовано по карманам.

Переводные картинки – это разные мои переводы, взрослые и детские, с французского и английского.

Фикции – все, что я придумала сама: рассказы из разных циклов, фрагменты будущих книг и тому подобное.

Академический отпуск – околонаучные измышления и упражнения на тему математического моделирования текстов.

ФИльмыкниГИ – размышления на тему увиденного, прочитанного и пересечений между ними.

На стыке культур, Мумизматика, Надуманнее жизни и В мире Маш – наблюдения над культурами, детьми, жизнью и Машами.

Будни переводчика и Близко к тексту – истории из моей жизни, профессиональной и личной.
Проклятая нерешительность и Отпуск на луне – интерактивные истории, в создании которых участвовали читатели, голосуя за финальную реплику каждого эпизода.

Френдополитика

Динкина тропинка – мой первый перевод с иврита.

Те, кому никто не верил – мой первый сборник рассказов, ОГИ, 2020. Заказать книгу в Северной Америке можно здесь.

Истории наших детей

В современной истории не было еще периода, когда интересы детей учитывались бы так мало, как сегодня. Забота о детях – один из основополагающих принципов гуманного общества, цивилизованного порядка вещей. В последний год дети в провинции Онтарио (как и во многих других уголках земного шара) лишены элементарных вещей, без которых детство до недавнего времени казалось немыслимым: возможности полноценно учиться, общаться с ровесниками, заниматься спортом, познавать реальный мир. Общество, еще недавно глумившееся над пристрастием детей и подростков к гаджетам, сегодня предлагает им полностью завиртуализироваться, отказаться от мира за окном в пользу гаджетов. Мы наносим целому поколению непоправимую психологическую травму, лишаем их того жизненного опыта, который необходим для формирования личности. Я предлагаю всем желающим рассказать о том, что сейчас происходит в жизни их детей. О чем ваши дети мечтают? Чего им всего больше не хватает? Давайте зафиксируем историю современного детства в лицах.

Collapse )

Нырнуть и вынырнуть (рассказ, написанный при вашем участии)

Жена оказалась на удивление милая для такого хмыря. Пока хозяин дома пытался развлекать гостей, имитируя тон привычного к большим компаниям человека, она разносила закуски, и муж отдавал ей распоряжения. Родители из хоккейного клуба, приглашенные вместе с детьми на день рождения старшего сына хозяев, с удивлением наблюдали за этой парой. Очевидно было, что живут эти двое в разных мирах, и ее образ жизни с его образом жизни имеет мало общего. В огромном доме, который он купил рядом с самой престижной в городе школой, она была и за повара, и за уборщицу, и за садовника, поэтому тусоваться с привилегированными школьными мамами не успевала, да ей и не в чем было: деньги он ей оставлял только на хозяйство, и красивую одежду для редких совместных выходов покупал дозировано. В отличие от мужа, она прилично говорила по-английски – успела до эмиграции окончить в родном городе иняз. У него же акцент был даже не русский, а какой-то советский, да и строение фраз немыслимое для человека, столько лет живущего в среде. Шальные деньги, нехитрый, быстро растущий бизнес подняли его и без того завышенную самооценку до небывалых высот. Когда они шли куда-то семьей, он подчеркнуто учтиво, до заискивания, разговаривал с продавцами, консультантами и другими служащими и при них же приказных тоном с женой, будто надеясь тем самым заслужить их расположение: мол, мы – люди просветленные, местные, а она – всего лишь домохозяйка из понаехавших.

Дети были добрые, воспитанные, похожие на маму. Поведение отца было им неприятно, вызывало отторжение. Детей отец не унижал, считал своими наследниками, хотя и требовал безусловного подчинения. Они пока еще открыто не бунтовали, следовали отцовским правилам, но за маму переживали. Им было 12 и 14 лет. Оба прекрасно учились, считались среди ровесников умными и продвинутыми. Отец каждодневного участия в их воспитании не принимал, а мама каким-то образом умудрялась растить людей будущего, сама живя в прошлом. Знала ли она за кого выходит замуж? Догадывалась. В их городе подходящих женихов не было, а этот отучился в Москве, приехал к родителям на каникулы и отхватил себе самую красивую, самую длинноногую. Она думала, что в Москве они и поселятся, что там она будет растить детей и работать учительницей: ей нравилось преподавать. Однако для него столица была лишь промежуточной остановкой. Беременной прилетела она в новую страну и так осталась в четырех стенах. Муж был против того, чтобы она «бросила детей на нянек», он хотел полезных домашних завтраков и ужинов. Домой он возвращался в произвольное время, но горячий ужин должен был ждать его всегда.

*Collapse )

Завязка

Жена оказалась на удивление милая для такого хмыря. Пока хозяин дома пытался развлекать гостей, имитируя тон привычного к большим компаниям человека, она разносила закуски, и муж отдавал ей распоряжения. Родители из хоккейного клуба, приглашенные вместе с детьми на день рождения старшего сына хозяев, с удивлением наблюдали за этой парой. Очевидно было, что живут эти двое в разных мирах, и ее образ жизни с его образом жизни имеет мало общего. В огромном доме, который он купил рядом с самой престижной в городе школой, она была и за повара, и за уборщицу, и за садовника, поэтому тусоваться с привилегированными школьными мамами не успевала, да ей и не в чем было: деньги он ей оставлял только на хозяйство, и красивую одежду для редких совместных выходов покупал дозировано. В отличие от мужа, она прилично говорила по-английски – успела до эмиграции окончить в родном городе иняз. У него же акцент был даже не русский, а какой-то советский, да и строение фраз немыслимое для человека, столько лет живущего в среде. Шальные деньги, нехитрый, быстро растущий бизнес подняли его и без того завышенную самооценку до небывалых высот. Когда они шли куда-то семьей, он подчеркнуто учтиво, до заискивания, разговаривал с продавцами, консультантами и другими служащими и при них же приказных тоном с женой, будто надеясь тем самым заслужить их расположение: мол, мы – люди просветленные, местные, а она – всего лишь домохозяйка из понаехавших.

Дети были добрые, воспитанные, похожие на маму. Поведение отца было им неприятно, вызывало отторжение. Детей отец не унижал, считал своими наследниками, хотя и требовал безусловного подчинения. Они пока еще открыто не бунтовали, следовали отцовским правилам, но за маму переживали. Им было 12 и 14 лет. Оба прекрасно учились, считались среди ровесников умными и продвинутыми. Отец каждодневного участия в их воспитании не принимал, а мама каким-то образом умудрялась растить людей будущего, сама живя в прошлом. Знала ли она за кого выходит замуж? Догадывалась. В их городе подходящих женихов не было, а этот отучился в Москве, приехал к родителям на каникулы и отхватил себе самую красивую, самую длинноногую. Она думала, что в Москве они и поселятся, что там она будет растить детей и работать учительницей: ей нравилось преподавать. Однако для него столица была лишь промежуточной остановкой. Беременной прилетела она в новую страну и так осталась в четырех стенах. Муж был против того, чтобы она «бросила детей на нянек», он хотел полезных домашних завтраков и ужинов. Домой он возвращался в произвольное время, но горячий ужин должен был ждать его всегда.

Что будет с этой героиней дальше?

Она найдет в себе силы проснуться
14(18.7%)
Она проснется в силу внешних обстоятельств
33(44.0%)
Кто-то вмешается и поможет ей проснуться
14(18.7%)
Она так и не проснется
14(18.7%)

Женщины-матери и женщины-дочери

Подобные дихотомии всегда условны, но про многих своих знакомых женщин я могу сказать, что они, в первую очередь, матери или дочери. Женщины-дочери ориентируются на своих родителей больше, чем на своих детей. Проявляться это может по-разному, зачастую – противоположным образом. Женщины-дочери могут во всем советоваться с матерью, копировать ее воспитательные методы, пытаться ей доказать, что своих детей растят не хуже, завоевать ее одобрение или, напротив, каждым своей родительским шагом спорить с тем, что делала она. У женщины-дочери отношения с матерью могут быть близкими или враждебными, но отношения эти – зависимые.

Женщина-мать ощущает себя, прежде всего, родителем своих детей, а не ребенком своих родителей. Отношения с собственной матерью у нее при этом могут быть нежными или отчужденными, но ее материнство не является повторением или опровержением того, что она сама испытала в детстве. Ее отношения с детьми – не продолжение ее отношений с родителями, не бесконечная цепочка доказательств, а новая человеческая связь. В чистом виде мы эти типы наблюдаем редко, но стопроцентная дочь может вообще не завести детей, чтобы не предавать родителей, а стопроцентная мать – к нестарым еще родителям относиться как к неразумным детям. В сегодняшнем общественно-политическом контексте все это обретает новый смысл, но эту тему мы уже бурно обсудили.

Я давно думаю об этом применительно к своим подругам, но женской эта дихотомия тоже является весьма условно. Ведь вам наверняка придут в голову знакомые мужчины-сыновья и мужчины-отцы, не так ли?

Здравствуйте, хмурые дни

Вчера вечером прислали документ о новых школьных порядках. Минуту спустя пришло сообщение от мамы одноклассника: «Спорим, ты плачешь?» И она была права. Сейчас родители по всему миру соревнуются в идиотичности аналогичных документов, но у онтарийского есть все шансы на победу: он последовательно выдержан в стиле «Принесите-ка мне, звери, ваших детушек». Я стала думать, как объяснить всю эту ахинею десятилетнему ребенку – и придумала. Может, кому-то пригодится. «Представь себе, – сказала я ей, – что вы всем классом снимаетесь в массовке. Главный герой фильма – альпинист, а вы изображаете будни лыжного лагеря под горой. Нужно отснять много дублей, поэтому вы целый день бродите в костюмах и шлемах, стоите в очереди за лыжами и ботинками, потом, уже с лыжами и в ботинках, в очереди на подъемник и на спуск. Вы уйму времени проводите в разных очередях и очень мало катаетесь. Такой будет ваша школьная жизнь. Не принимай близко к сердцу. Все время представляй, что ты на съемках» И я тоже буду считать, что отправила детей в съемочный павильон.

Стремительность

Она не умела жить в настоящем. Ожидая ребенка, сразу представляла, как он будет учиться ходить. Когда он сделал первый шаг, уже мысленно выбирала ему школу, а едва он переступил порог класса, задумалась об университете. Подавая гостям десерт, размышляла, что испечет в следующий раз. В путешествиях была рассеянна, мало смотрела по сторонам, перебирая в голове потенциальные маршруты будущих путешествий.

Она так любила планировать, что самые запоминающиеся моменты проживала именно на этом этапе. Впоследствии действительность оправдывала или не оправдывала ее ожиданий, но принципиального значения это не имело: незабываемые впечатления возникали в процессе подготовки, именно предвкушение доставляло ей удовольствие.

Она жила, блуждая мыслями в будущем, и мало интересовалась настоящим. Не заметила, как выросли дети, как пролетела молодость. Не разглядела своих успехов, промахов и достижений. Мало запомнила из прошлого: планы на будущее вытесняли воспоминания. Она продумала все на все случаи жизни. Обстоятельства не застанут ее врасплох. Она не боится смерти, с готовностью оглядываясь вперед.

Два новых полюса

Офисным служащим предложат вернуться в офис. Половина с радостью согласятся, половина останутся дома. Вновь откроются школы, но некоторые родители предпочтут учить детей на дому. Распахнут двери спортивные залы, арены и бассейны, но часть посетителей отныне будут тренироваться дома и больше не запишут детей на плаванье и хоккей. Залетают самолеты, заработают курорты, но иные путешественники дальше собственной дачи уже не поедут. Не все завсегдатаи ресторанов, концертных залов и парикмахерских поспешат наверстать упущенные фиоритуры, птифуры и маникюры. Мир распадется надвое не по признаку социального статуса, образования, дохода или места жительства, а разделится небывалым образом на тех, кто всюду будет бывать, и тех, кто больше нигде бывать не будет. Встречаться друг с другом две эти группы людей будут только в интернете. Их электоральные предпочтения сформируют новую политическую систему, и две основные партии будут мало похожи на нынешние: одна будет защищать интересы тех, кто живет снаружи, а вторая – тех, кто остался внутри.

Самостоятельность

Вы, конечно, не знали, что всех своих детей Катя заводила вовсе не одна, а в браке, что все мужья безумно любили Катю и будущего ребенка и мечтали растить его вместе с ней. К тому времени они уже успевали полюбить ее детей от предыдущих союзов и почему-то не догадывались, что скоро их ребенка так же беззаветно полюбит следующий муж. Так почему все ее жалели и поддерживали, считая самоотверженной, вечно одинокой мадонной? Каким образом она стала кумиром самостоятельных мам, которые наперебой записывались на ее семинары? Я не стану вам рассказывать, как ей это удавалось: вы все равно так не сумеете, да вам и не надо.

Катя обычно рассказывала, что родила первенца от бедного французского художника, с которым у нее в студенческие годы случился пылкий роман. В действительности студенчества как такового не было. У двадцатилетней Кати заканчивался очередной академический отпуск, и родители проявляли признаки нетерпения. Лишних денег в доме не было. Они потратились на блатных репетиторов, чтобы пристроить единственную дочку в университет, но первый курс она так и не одолела. Со слов Кати выходило, что родители – бессердечные монстры, но такими их видела только недовольная дочь. Кроткие и деликатные, они всегда были на подхвате и брали на себя воспитание внуков, когда подходящего мужа вдруг не оказывалось под рукой. Однако в тот год родители намекали ей, что человек, которому до такой степени не дается учеба, может задуматься о работе. В Катины планы это совершенно не входило: ей хотелось рисовать. Со своим первым мужем она познакомилась на тусовке художников.

Collapse )