Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

Краткое содержание

Я не умею не разбрасываться. Чтобы сэкономить время читателю и создать иллюзию тематического блога, содержимое сумки Муми-мамы растасовано по карманам.

Переводные картинки – это разные мои переводы, взрослые и детские, с французского и английского.

Фикции – все, что я придумала сама: рассказы из разных циклов, фрагменты будущих книг и тому подобное.

Академический отпуск – околонаучные измышления и упражнения на тему математического моделирования текстов.

ФИльмыкниГИ – размышления на тему увиденного, прочитанного и пересечений между ними.

На стыке культур, Мумизматика, Надуманнее жизни и В мире Маш – наблюдения над культурами, детьми, жизнью и Машами.

Будни переводчика и Близко к тексту – истории из моей жизни, профессиональной и личной.
Проклятая нерешительность и Отпуск на луне – интерактивные истории, в создании которых участвовали читатели, голосуя за финальную реплику каждого эпизода.

Френдополитика

Динкина тропинка – мой первый перевод с иврита.

Те, кому никто не верил – мой первый сборник рассказов, ОГИ, 2020. Заказать книгу в Северной Америке можно здесь.

Оптимизация повседневности

Если спросить группу взрослых людей, у которых есть дети, какой из трех параметров – «профессиональные амбиции», «поддержание дома и здоровое питание» и «повседневный контакт с детьми» – они готовы отодвинуть на задний план ради двух других, несложно предсказать ответы. Матери скажут, что готовы меньше внимания уделять работе или дому, отцы с большей вероятностью задвинут дом, с меньшей – работу, и практически все родители скажут, что дети для них приоритет. На практике же рабочий проект сам себя не сдаст, продукты сами себя не купят, а дети, так или иначе, вырастут сами, и, многие взрослые, не отдавая себе в том отчета, за день едва ли парой фраз перекинутся с детьми, не считая сугубо бытовых обсуждений. По мере того, как визуальная составляющая жизни вытесняет все прочие, эта тенденция становится все отчетливее. Ты можешь показать своей целевой группе новый звучный титул в Линкедине и обновленную кухню в Инстаграме. Заодно продемонстрируешь улыбающегося ребенка, если тот согласится позировать. Ваших отношений на фотографии не видно, тем более что отношения могут быть бесконфликтными, просто очень поверхностными. Вы каждый день ребенка кормите, стираете ему одежду, спрашиваете, как прошел день в школе, в ответ слышите «нормально», везете на тренировку, и назавтра все повторяется. Ребенок растет с чувством, что родители его любят, заботятся, ничего драматичного для него в этой ситуации нет. А потом оказывается, что у вас мало общего: не совпадают вкусы, представления о жизни, ценности. И для вас это драма. Он совершенно на меня не похож, все другое! Я не понимаю, о чем с ней разговаривать! Вы столько лет растили личным примером, показывали, что можно одновременно достичь всего и на работе, и на кухне, а ребенок намека не уловил, его сформировали друзья, среда, те, с кем у него был повседневный контакт.

Если спросить группу взрослых людей, у которых есть партнер, какой из трех параметров – «профессиональные амбиции», «поддержание хорошей спортивной формы» и «сексуальная жизнь» – они готовы отодвинуть на задний план ради двух других, несложно предсказать ответы. Женщины скажут, что готовы меньше внимания уделять работе или спортивной форме, мужчины с большей вероятностью задвинут спортзал, с меньшей – работу, и практически все взрослые скажут, что сексуальная жизнь для них важна. На практике же рабочий проект сам себя не сдаст, а форма сама себя не поддержит…

Страх не успеть

Страх не успеть. Любимый с детства страх. Первый день каникул – бежишь к морю и думаешь: «Вдруг все уже здесь и познакомились, а я опоздала?». Первый день в новой школе: «А вдруг все уже подружатся?». Боишься опоздать на урок, на поезд, в университет, на выход во взрослую жизнь, не успеть вовремя найти работу и родить детей.

Вырастаешь – спешишь записать детей в школы, на кружки, забронировать билеты на самолет, снять гостиницу, купить абонемент на театральный сезон, чтобы домашние не остались без образования, отдыха, развлечений. Боишься застрять в пробке и не успеть за ребенком, не суметь совместить запланированное, упустить пересадку. Бежишь, не оглядываясь, не успеваешь отдышаться и задуматься. Дети вырастают, старость за горизонтом, а ты все мчишься наперегонки.

А еще бывает так, что спешить некуда, совмещать нечего, пересадки отменили, время притормозили, пространство приплюснули. И так хочется проснуться с чувством, что куда-то опаздываешь, испытать этот любимый с детства страх.

Мифоманка (Mytho, Невинная ложь, Франция, 2019, 6 серий)



Современные мини-сериалы нередко начинаются в одном жанре, а заканчиваются совсем в другом, и в этом их сила. «Мифоманка» поначалу кажется реалистичной историей о «рабстве современной женщины». Эльвира (потрясающая Marina Hands) живет в пригороде с гражданским мужем и тремя детьми и работает в страховой компании. Работа – скучная, начальник – противный. Кормить семью ей приходится практически в одиночку: муж-фотограф зарабатывает мало, да еще и женщин в дом приводит, пока жена на работе. По хозяйству Эльвире тоже никто не помогает: закупка продуктов, готовка, стирка – все полностью на ней. Домашние только прикрикивают и предъявляют претензии. Старшая дочь напивается, прогуливает школу и хамит матери. Сын не может определиться, гей он или трансгендер. Младшая дочь, очень впечатлительная, боится, что немцы вернутся и всех убьют. Вся эта публика полностью зависит от Эльвиры, но слова доброго ей не скажет, да еще подруга-экстрасенс подкидывает ей после рабочего дня грудного младенца.

В первой серии Эльвира едет на проверку к маммологу. Тревога оказывается ложной. «Вам нужно просто больше беречь себя», – советует ей врач. И наша героиня начинает беречь себя: объявляет домашним, что у нее обнаружили рак груди. Обстановка в семье мгновенно меняется, а фильм о тяжелой женской судьбе превращается в историю обмана и безумия с элементами детектива, мистики и сюра. Воображаемый друг, с которым героиня общается на протяжении всего фильма (не буду раскрывать, кто это), говорит ей: «На самом деле, безумие – это когда человек изо дня в день повторяет одни и те же действия и каждый раз надеется, что результат будет иным. Так что безумной ты была раньше, а теперь ты живая». Сериал обрывается неожиданным образом, явно с намеком на второй сезон, и что ждет Эльвиру дальше, предсказать сложно, тем более, что она вовсе не Эльвира.

День близости

Мои ровесники, живущие в городе своей юности, отмечают День рождения в привычной компании друзей или не празднуют вовсе. Эмигранты вроде меня вынуждены каждый год проводить его с теми, кого нельзя не пригласить. В моем случае, это, во-первых, школьная подруга Маша, с которой мы сидели за одной партой с третьего по четвертый класс. «Ты – единственный мой близкий человек в этом городе», – неустанно повторяет Маша, и действительно, других друзей детства у меня здесь нет, хотя объединяют нас только школьные воспоминания. За пару недель до моего Дня рождения Маша начинает уточнять, когда именно я буду устраивать и кого позову (хотя звать из года в год приходится одних и тех же), и, прослушав список приглашенных, со вздохом заключает, что ей даже поговорить будет не с кем, и она не уверена, стоит ли приходить: не лучше ли ей просто заскочить меня поздравить индивидуально. Я охотно соглашаюсь с этим предложением, но знаю, что Маша в итоге все равно посетит общее торжество, потому что ей скучно. Она живет здесь одна с детьми, в огромном доме. Муж навещает их раз в месяц: в Москве у него продюсерская компания, которой на расстоянии управлять невозможно. Почему он решил перевезти семью так далеко, для меня загадка, тем более что английский Маша так толком и не выучила: мы вместе заканчивали испанскую спецшколу, и она потом училась в институте иностранных языков на иберо-романском отделении, а здесь ей уже было не до этого. Дом они купили в дорогом районе, где русских эмигрантов мало, с соседями Маша только здоровается. Вся ее жизнь – развоз детей по школам и кружкам. И главное, ей совершенно не нравится здесь жить. На лето они обычно уезжают в Европу, там Маша расцветает, но «ради будущего детей приходится возвращаться сюда». Конечно, с моими гостями у нее мало общих тем, у меня у самой их мало, но что поделаешь.

Collapse )

Чтобы дети никуда не делись

Дети – исключительно ценная собственность, требующая основательных финансовых, временных и эмоциональных затрат. С учетом всех инвестиций, логично надеяться, что эта собственность окажется неотъемлемой. У родителей-эмигрантов в этом смысле больше рычагов, но при правильном подходе поставленной цели можно добиться безо всяких переездов.

Конечно, мощным орудием является язык. Если запрещать детям говорить на языке страны, ограждать их от вредной среды, они будут всецело привязаны к родителям. Впрочем, в таком городе как Торонто русский язык тоже представляет определенную опасность: говорящих по-русски здесь много, в наличие постоянный приток свежих эмигрантов, в том числе – детей и подростков, которые могут развращать ваших детей на вашем собственном языке. Этого допустить нельзя. Важно следить, чтобы с другими русскими детьми у ваших детей тоже не было общего контекста: в частности, не показывать им ничего вышедшего позднее семидесятых годов. Кроме того, если ваш внутрисемейный сленг будет изобиловать случайными английскими словами, языковые контакты с остальным миром удастся ограничить, особенно если ребенок не сознает, что другие люди говорят по-русски иначе. Пример: «Этот гай живет на нашей улице. Катается на байке. У него два бэбика – бой и бой»[1].

Collapse )



[1] Дословная цитата из речи родителя, который, по его собственным словам, «инфорсит дома русский язык».

Общий язык

«Она вернувшемуся с работы отцу отвечает по-английски!» – бушует Игорь, и Катя видит, как нарастает в нем это невесть откуда проклюнувшееся, чуждое, домостроевское. Не было этого, когда они поженились, или она не замечала? Теперь не замечать невозможно: вернувшийся с работы отец, очевидно, существо высшего порядка, отличное от нормального человека, вернувшегося с работы. «Почему я должен такое терпеть в собственном доме? – грозно вопрошает он. – Заметь, с тобой она себе такого не позволяет. Почему ты не научила ее уважать отца?» Как ему это можно объяснить? София же не переводчик ООН, который по заказу переключается с языка на язык. Она – подросток, клубок эмоций. С мамой она действительно говорит по-русски, но у них привычка подолгу беседовать вдвоем, свои шутки, мемы, любимые словечки. А когда Игорь с ней последний раз о чем-то просто говорил? Он ей только замечания делает, придирается по любому поводу. Разве так разговаривают? София раздражается, отвечает по-английски: «Just leave me alone, ok?». А тот в ответ: «Я найду себе нормальный дом, где меня будут уважать!» Это уже что-то новое в его репертуаре, прозвучавшее впервые. И прежде, чем Катя успевает отреагировать, София взрывается: «Go on, никто тебя не держит!» и хлопает дверью.

Collapse )

Ко Дню защиты детей

Расскажите, восстановилась ли в вашей стране (провинции, области, штате) нормальная детская жизнь? Ваши дети ходят в школу, кружки, секции? Разрешены ли детские праздники, концерты, соревнования? Можно будет куда-то поехать на каникулы?

Я живу в самом карантинном городе мира. У нас до сих пор закрыты школы, бизнесы, все детское и все живое. Многие дети уже два года не праздновали свой день рождения и не видели человеческих лиц. Сегодня курс моего старшего сына отмечает окончание университета, но физически университет закрыт уже полтора года. Моя дочка начальную школу тоже окончит в виртульном формате. Интересы младенцев, детей, подростков и молодых в нашей провинции не учитываются совсем. У вас ведь не так?

Современные европейские книжки для детей 11-12 лет

Что хорошего в последние годы переводилось на русский язык с немецкого, голландского и других европейских языков? Почему-то на английский и французский с этих языков переводят вяло, поэтому ищем по-русски. Что сейчас читают ваши дети «промежуточного» возраста?