Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

И если вы не живете

Мы сегодня получили первую дозу вакцины. По этому поводу принято произносить бравурные речи. Я тоже попробую. Я живу в стране, где уже год кризис здравоохранения регулируется путем закрытий и запретов всего разумного и человеческого, включая школы, спортзалы и детские площадки. По сути, здесь запретили жить. Больше всего от этих идиотских мер страдают дети, чьи интересы теперь не учитываются вообще. На этом варварском фоне вакцинация представляется мерой цивилизованной, даже несмотря на то, что краткосрочная, и уж тем более долгосрочная, безопасность этих вакцин вызывает массу вопросов, а эффективность их не бесспорна. Тем не менее, по сравнению с тем, что происходило в моей стране в последний год, вакцинация – шаг вперед. Опыт Израиля, Америки и Англии позволяет надеяться на лучшее. Проблема, однако, в том, что успешная кампания вакцинации требует общественного консенсуса и адекватного нарратива, а у нас я его, увы, не наблюдаю. Честный нарратив в Канаде был бы такой: «Давайте привьемся, чтобы быстрее открыться. Для многих из вас эта болезнь не представляет серьезной опасности, тем не менее, ради общего блага мы призываем вас вакцинироваться». Вместо этого мы слышим следующее: «Вам всем грозит смертельная опасность. Мы не знаем, защитит ли вас прививка. Открывать мы, в любом случае, ничего не будем, только закрывать. С прививкой ваш шанс умереть меньше». Стоит ли удивляться, что люди не верят ни единому слову и воспринимают политиков как шутов.

Collapse )

Другая жизнь

Когда вы в последний раз перечитывали Трифонова? Любовью к этому писателю я заразилась от родителей, но раньше воспринимала его как мастера психологической прозы из прошлого. Однако теперь у нас совсем «Другая жизнь», в «Обмен» на безопасность мы получили новую действительность и подводим «Предварительные итоги». В этом контексте произведения Трифонова воспринимаются как актуальные: замкнутое пространство, невозможность вырваться, вынужденная самоцензура, кухонные разговоры… Его герои пытаются сохранить человеческий облик в эпоху несвободы, и где бы вы ни жили, у Трифонова вы найдете нечто созвучное нынешней реальности. В «Долгом прощании», например, герой пишет сценарий с именитым соавтором…

Слепок времени

Они жили в четырех стенах и занимались самосовершенствованием, открывали в себе все новые способности и каждый навык оттачивали до предельной виртуозности. Тренируясь по многу часов в день, они довольно быстро научились ходить по стенам, перекинулись на потолок и принялись прокладывать разнообразные маршруты: вместо одной комнаты у них теперь было шесть прогулочных плоскостей. Они задрапировали все эти поверхности, расписали причудливыми орнаментами, разрезали каждую грань на сотни одинаковых треугольников и сшили заново. Следующим этапом было катапультирование: они приноровились плавно раскачивать свою маленькую комнатку на последнем этаже, приделали к ней мотор, и теперь она аккуратно вылетала из-под крыши, некоторое время парила в воздухе и так же ювелирно возвращалась на место. Соседи ничего не замечали: они тоже были заняты самосовершенствованием. На улицах было пусто. Редкие прохожие, глядя себе под ноги, выгуливали котов. Впрочем, их самих тоже не интересовало происходящее на улице: они разворачивали комнату окнами кверху и разглядывали облака, а вернувшись под крышу, рисовали их по памяти, и постепенно набрался внушительный каталог. Однажды они вылетели на прогулку, увлеклись облаками и оказались на орбите: так и парят в своей капсуле, являя собой памятник нашему времени, цельному и неторопливому. На месте их комнаты со временем выросла новая, без жильцов. Там теперь располагается виртуальный музей свободы.

Фактор случайности в виртуальном формате

Моя отрасль завиртуализировалась примерно 20 лет назад. Этот переход произошел стремительно и бесповоротно. Я тогда была молодой матерью, и онлайн-формат, гибкий и не требующий нахождения в определенное время в определенном месте, многое мне дал: прежде всего, возможность полноценно растить детей, не отдавать их на продленку и в летние лагеря, не отправлять в школу и детский сад простуженными, возить по кружкам, поддерживать языки и, что самое главное, поддерживать с ними постоянный ненавязчивый контакт: мои дети росли на моих глазах. Я всегда много работала, не имела возможности (да и не стремилась) контролировать каждый их шаг, но в течение дня, даже самого загруженного, мы перекидывалась фразами, шутками, существовали в общем контексте. Эту роскошь родители, работающие в офисе, могут себе позволить по вечерам и в выходные, и я сознаю, что мне очень повезло. Считается, что виртуальные форматы больше подходят интровертам, но я себя отношу, скорее, к экстравертам и, тем не менее, для меня этот формат идеален. Я на дух не выношу корпоративных благоглупостей и строгой иерархии. Мне не нужны начальники и подчиненные, искусственные правила и заданные рамки. В офисе я испытывала постоянный дискомфорт. Я не командный игрок, хотя очень люблю людей и не выношу одиночества. Я умею работать только быстро и с полной отдачей, мой естественный темп не совпадает с общепринятым. Одним словом, не всем экстравертам уютно работать на людях. Предполагаю, что некоторые интроверты, напротив, комфортно себя чувствуют в корпоративной среде.

Collapse )

Спартакиада-2021

С сегодняшнего дня у нас в Онтарио на улицу можно выходить только для занятий спортом. Многие люди, видимо, не догадываются, что ходьба – спорт, поэтому старательно изображают спортсменов при помощи инвентаря. Вот семья с двумя рослыми подростками несет крошечные самокаты для дошкольников – уж что нашлось в доме. Вот другая семья догуляла с волейбольным мячом до баскетбольной площадки и пытается его снизу забить в кольцо. Вот идет стильная дама в дубленке, ушанке и фосфорных беговых кроссовках – наверное, изображает занятия легкой атлетикой, хотя при такой увесистой одежде больше похоже на тяжелоатлета. Смотрю на соседей, и сердце радуется: главное – не победа, а участие. Домохозяйства нашего квартала сегодня участвует с разгромным счетом.

Маркер пассивной любви

Главное изобретение своей жизни она запатентовала, но ставить на поток не собиралась, а напротив, все сделала для того, чтобы о нем не узнали ни лаборатория, где она в ту пору трудилась, ни фармацевтические компании, ни журналисты. Ей было слегка за пятьдесят. Единственный сын вырос. Муж вместе с ней вышел на раннюю пенсию, чтобы поддержать ее начинание. Они открыли маленький пансион в горах, и там она принимала своих клиенток – женщин, которых никто никогда не любил, в романтическом смысле. Они приезжали на неделю, принимали маленькими дозами изобретенный ею препарат и всю последующую жизнь чувствовали себя так же, как кем-то любимые женщины. В этом была суть изобретения: она занималась гормональными расстройствами и случайно открыла маркер пассивной любви, на химическом уровне.

Позднее, она пожалела, что слишком рано ушла из лаборатории и не успела протестировать свой препарат на мужчинах: у нее было несколько подруг, страдавших от того, что им так и не довелось встретить близкого человека, и ей тогда казалось, что для мужчин это не так важно, что они реализуются иначе. И только с годами пришло понимание, что это не так: мужчины не меньше женщин страдают от того, что им не довелось ощутить себя любимыми. Впрочем, и с женщинами все оказалось не просто: она представляла своих клиенток одинокими, сосредоточенными на карьере, упустившими время для создания семьи, однако приезжали к ней самые разные женщины: замужние и холостые, познавшие радость материнства и бездетные, профессионально успешные и неустроенные. Удивительнее всего было то, что свой статус клиентки далеко не всегда оценивали правильно: некоторые были уверены, что их никто никогда не любил, но, согласно тесту, маркер пассивной любви у них зашкаливал. Она подозревала, что немало женщин наоборот ошибочно ощущают себя любимыми: такие, конечно, не попадали в ее пансион.

Collapse )

Тыквенный суп (продолжение)

Начало здесь

Сцена 5
Мадлена, Марина, Карина, Искандерушка и Андрюша выходят из ворот школы.

Марина (с иронией): Ну как тебе понравилось у нас?
Мадлена: Я в восторге!
Андрюша (с надеждой): А я тебе как понравился?
Искандерушка (Мадлене): Скажи ему что-нибудь приятное.
Мадлена: Я от тебя в восторге!
Collapse )

Простите, сударыня, где я? В Австралии или в Новой Зеландии?

C сегодняшнего дня в Торонто и его западных пригородах объявлен карантин: закрылись магазины, кроме продуктовых, спортзалы, парикмахерские, рестораны, музеи… В восточных и северных пригородах карантина нет. Торонто с пригородами – единое городское пространство. Люди нередко живут в одном муниципалитете, работают в другом, детей на тренировки возят в третий. Тем не менее, судя по комментариям на новостных сайтах и репликам в частных беседах, многие из тех, кому посчастливилось оказаться вне карантинной зоны, считают жителей закрытых пригородов опасными. Слышала, в частности, такие отзывы: «Эти западные сейчас повалят к нам в магазины и всех нас заразят», «Пусть южные сидят у себя дома, пока не научатся мыть руки». Похоже, некоторые мои сограждане действительно убеждены, что жители соседнего квартала не овладели, в отличие от них, искусством мытья рук. Меня поразило, как быстро люди поделили окружающих на «своих» и «понаехавших», хотя границы муниципалитетов – не более чем административная условность. В этой связи хочу спросить, кем себя ощущаете вы?

Poll #2106645 Простите, сударыня, где я?

Кем вы себя явно ощущаете? (можно выбрать несколько вариантов)

Жителем своей планеты
30(30.0%)
Жителем своего материка
8(8.0%)
Жителем своей страны
22(22.0%)
Жителем своего штата, провинции, региона (напр. Квебека, Сибири)
10(10.0%)
Жителем своего города, области (напр. GTA, Большого Тель-Авива)
20(20.0%)
Жителем своего района (напр. Академического, Северного Йорка)
10(10.0%)

Истории наших взрослых

Месяц тому назад я спрашивала, что испытывают сейчас ваши дети. Теперь я хочу спросить про ощущения ваших пожилых родственников, тех, кому за 80. Они недопредставлены в интернете, и об их настроениях нам не так много известно. Что они сейчас испытывают? Беспокоятся? Рады, что остальной мир старается их защитить? Раздражены, что их лишают общения и привычных занятий в последние активные годы? Все это одновременно? Что-то другое?

И про нас остальных, тех, кому уже не 10, но еще 80, давайте тоже поговорим. Каково вам сейчас? Соответствуют ли ваши общественные взгляды вашим личным ощущениям? Возможно, вы убежденный противник всяческих карантинов, но в силу своих особенностей и образа жизни не очень от них страдаете? Или напротив, вы сторонник строгих мер, но сами очень тяжело переживаете нынешние ограничения. Расскажите про себя, и давайте отнесемся к историям друг друга с пониманием.

Collapse )

Редкое везение

– Не имеет значения, у кого в третьем классе были подруги, а у кого не было, – успокаивает мама плачущую девчонку. – Все закончат школу, разъедутся, потеряют связь.
– Не важно, кто в школе нравился мальчикам, а кто нет, – утешает мама рыдающую старшеклассницу. – Все ваши красавицы со временем подурнеют и состарятся.
– Какая разница, кто вышел замуж, а кто не вышел, – убеждает мама тридцатилетнюю дочь. – Все равно все потом разведутся.
– Подумаешь, завела ты детей или не завела, – твердит она сорокалетней. – Дети вырастут, уйдут и звонить будут только по праздникам.
– Мама, – отвечает, наконец, дочь (ей – 64, маме – 88), – но ведь у тебя всегда были подруги, ты нравилась мужчинам, вышла замуж, завела меня… И я же никуда не ушла.
– Так это мне просто повезло, – парирует мама.