Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

by anhela_lopez

Он станет дантистом и женится на балерине

Пересказываю, как обещала, разговоры с родителями, которые уже все решили относительно будущего своих детей.

1) Молодая мама, у которой двое мальчишек-погодок, первоклассник и второклассник, рассказывает, очень серьезно, что мальчики у нее разные, поэтому старший будет адвокатом, а младший – дантистом. Она обоих отдала на French Immersion (французская спецшкола), чтобы проще было потом учить латынь, но со старшим они уже сейчас большее внимание уделяют развитию логики и аргументации, а с младшим напирают на мелкую моторику. На протяжении всего разговора адвокат и дантист сосредоточенно тузили друг друга.

2) Шестилетняя девочка интенсивно занимается балетом, много часов в неделю. Русская бабушка каждый день забирает ее из школы, кормит прямо в машине и сразу везет на балет. Бабушка считает, что дети должны быть заняты чем-то полезным, а не болтаться бесцельно весь вечер. С внучкой она разговаривает на ломаном английском, потому что поддерживать русский язык им некогда. В балетном училище девочка будет учиться в России, там и выучит язык. К тому же замуж она выйдет за русского, потому что канадцы все бесхарактерные.

Collapse )
by anhela_lopez

Во время представления просим вас не отключать мобильные телефоны

В нашем городе есть два французских любительских театра. Один называется « La Troupe des Anciens de l’Université de Toronto » (Труппа выпускников торонтского университета), а второй – « Les Indisciplinés de Toronto » (Недисциплинированные из Торонто). Франкоязычных выпускников мало, поэтому в обоих театрах, на самом деле, играют одни и те же актеры. Первая труппа специализируется на Мольере, а вторая – на более современном материале: ранее они ставили «Восемь женщин» и « Thé à la menthe ou t’es citron ? », а в этом году взялись за Ионеско.

В мольеровский театр мы впервые попали в прошлом году: наша учительница играла главную женскую роль в «Жорже Дандене», мы с подругами отправились ее поддержать, и были приятно удивлены уровнем постановки и актерской игры. Мы взяли с собой дочек, и они тоже смотрели спектакль, не отрываясь, и лишь в финальной сцене, когда неверная жена притворно закалывается кинжалом, раздался пронзительный детский крик «Люси!»

IMG_20151121_214421387_HDR.preview

Collapse )
by anhela_lopez

Муми-тролль от «Небослова»

Мы с дочкой с подачи lut_yak в который раз слушаем аудиоспектакли «Муми-тролль и комета» и «Муми-тролль и Шляпа Волшебника», придуманные и исполненные группой Небослов. Хочу про них рассказать подробнее, потому что, на мой взгляд, эти спектакли – явление ценное и редкое. «Небословы» рассказывают истории про Муми-троллей близко к оригиналу, дополняя своими органичными придумками. Все герои узнаваемы на слух (именно так мы их представляли), самобытны и говорят красивым современным языком (и то, и другое порою встречается в мире детских аудиозаписей, но чтоб одновременно!), поэтому для ребенка они правдоподобны, а для родителя – классово близки. Кроме того, все они поют, живо и весело, в разных стилях.

Я стараюсь не выступать в роли музыкального критика с тех самых пор, как меня наняли литературным редактором на один музыкальный проект, а потом половину критиков уволили за незнание французской грамматики, а найти новых оказалось проблематичным, поэтому писать о рэперах пришлось мне. Тогда я поклялась своим хвостом... В общем, скажу только, что группа работает в жанре рока (в самом широком смысле), блюза и эксцентрики и отошлю к Википедии. На мой дилетантский взгляд, с музыкой в этом спектакле тоже отлично. Послушать «Шляпу волшебника» можно по этой ссылке, а «Муми-тролля и комету» здесь.тправить свои пять эрэ за прослушанные плюшки можно на paypal кларнетиста unicast.ru@gmail.com) И не подскажет ли мне кто-нибудь технически подкованный, как вставить в запись кусочек аудиофайла?

neboslov

Я им сосед

EO3 EO2 EO4
Посмотрели «Евгения Онегина» в постановке Туминаса. В Торонто театр Вахтангова прилетал всего на один вечер, и в зале на 1700 кресел почти все места были заняты. Североамериканское турне на этом закончилось, но спектакль еще отправится в Израиль (и в Москву само собой). Театральных рецензий я никогда не писала, так что это будет просто конспект впечатлений.

* Постановка выполнена в жанре ремейка, почтительного хулиганства. Два Онегиных – двадцатилетний и пятидесятилетний, который все это с горечью вспоминает. Два Ленских – двадцатилетний, восторженный и дурашливый, и пятидесятилетний, каким он мог бы стать, если бы жил, глумливый и циничный. Герои говорят почти исключительно строками из романа, хотя текст звучит не полностью и не подряд.

* Татьяна, Ленский и Ольга в спектакле – веселые подростки. На сцене постоянно мелькают молодые лица – в частности, девушки, которые по ходу действия конвертируются из крестьянок в дворянки и из провинциалок в московских невест. Все время кто-то поет, танцует, встает к станку, играет на музыкальных инструментах и занимается тяжелой атлетикой (о чем особо).

Collapse )

Дарья Вильке «Шутовской колпак»

обложка, финал
Двое актерских детей – застенчивый, по-девичьи восприимчивый мальчик Гриня и насмешливая, по-мальчишечьи бойкая девочка Сашок – живут и растут за кулисами кукольного театра, идеального мира, где все свои: экстравагантные, либеральные родители; любимый старший друг – волшебник и гей; старый мастер-кукольник, царь и бог в своей мастерской. В этом мире люди многогранны, их возраст, пол и национальность – условны, тела – гибки, принципы – тверды. По ту сторону – банальные, жестокие одноклассники, брутальный дед-гомофоб, аморфные тела, ликвидные принципы.

Эта история – о дружбе и самоотверженности, о том, что ради друга можно «подпилить ветку, на которой сидишь», объявить себя геем, подставиться под удар. Эта история – о прекрасных подростковых порывах, неловких и величественных. Эта история – о любви и, едва ли не в первую очередь, о любви к театру. Автор книги – сама актерский ребенок – знает, о чем пишет. При всей своей воздушности, книга твердо стоит на ногах, погружая читателя в детали театральной «кухни»: элементы производственного романа тесно переплетаются с повествованием и ничуть ему не вредят. Добрый и теплый, но без слащавости, подростковый роман, который проглатывается на одном дыхании.
Издательство «Самокат», 2013 год

Только три слова скажи

Последовав примеру elmak и fiafia, нарисовала звездограмму своей жизни лексическое облако своего журнала. elmak ведет замечательный театральный дневник (очень рекомендую), поэтому, закономерным образом, в центре ее облака оказались существительные «спектакль», «сцена», «актер» и «театр». Про fiafia я уже неоднократно рассказывала: то что для ее дневника ключевыми словами оказались «слово», «книга», «песня» и «передача», тоже ни для кого не является сюрпризом.
Попробуйте угадать, какие три существительных оказались ключевыми для моего дневника? Опишите меня буквально в трех словах!

Collapse )

Тыквенный суп

Самый неправдоподобный эпизод моего детства – австралийская пьеса. Шла осень 1987 года. Мне было 13 лет, я училась в седьмом классе и занималась в двух литературных студиях. У Натальи Владимировны в «Зеленом шуме» мы в тот момент читали «Поэму без героя». У детского писателя Э.Успенского в литературном клубе при ЖЭКе на Новослободской, в основном, веселились. И вот на одном из таких занятий Успенский объявил, что тот, кто за неделю напишет пьесу в двух актах, может поучаствовать в конкурсе молодых драматургов в Австралии. Австралия в Москве восьмидесятых воспринималась абстрактно-доброжелательно, как и другие планеты солнечной системы. 

 

Я три дня прогуливала школу, запоем сочиняя пьесу. Пьеса, с учетом возраста автора и темпа создания, вышла вполне живая. Сюжет там такой: три сестры, условно французские, приезжают погостить к своей тетушке и отправляются учиться в школу, условно советскую, где их заставляют в виде общественно-полезного труда сажать тыкву на асфальтированном пришкольном участке. В финале в школу является бригада пожарных и снимает директрису, потому что в связи с реформой школы на пришкольном участке теперь положено сажать укроп. Пьеса вышла абсурдисткая, пронизанная духом свободы и пофигизма, царившим тогда в школах. Я назвала ее «Тыквенный суп», и Союз театральный деятелей (если не путаю название) отправил ее в Австралию.

 

После этого события в Москве и Сиднее стали развиваться в строго противоположных направлениях. Я собрала друзей (все они стали прототипами героев) и прочитала им свою пьесу. Кто-то из школьных ябед донес на нас директору. Мою маму вызывали на большой и малый педсовет за то, что я написала пасквиль на советскую школу. Мама держалась стоически, одна против стада баранов. К весне меня собрались отчислять из французской спецшколы в районную по месту жительства. Я была отличницей, так что двойку пришлось ставить за поведение. Тем временем, из Сиднея пришли результаты конкурса: мою пьесу отобрали на августовский фестиваль молодых драматургов. В ту странную промежуточную эпоху граница между запретным и дозволенным была весьма туманной. Михаил Швыдкой, отвечавший тогда за культурные обмены в области театрального искусства, отнесся к нам с большим пониманием и командировку одобрил. В итоге, за одно и то же произведение меня одновременно выгнали из школы и премировали поездкой в Австралию.